Онлайн словарь
1
A B C D E F H I L M N P R T U
«
Ё І А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
ЭВ ЭД ЭК ЭЛ ЭМ ЭН ЭП ЭР ЭС ЭТ ЭХ

ЭСБЕ/Эгинская пластика

[loadfile: templates/common/google_ads.txt is empty]
 
ЭСБЕ
ПРЕДЫДУЩИЙ=Эгинская монетная система
СЛЕДУЮЩИЙ=Эгион
Эгинская пластика
ВИКИТЕКА=
СПИСОК=219
 
"Эгинская пластика." — В истории начальной поры древнегреческого искусства немаловажное место принадлежит острову Эгине, на котором благодаря его географическому положению, удобному для сношений с греческим материком, архипелагом и малоазийскими колониями, равно как и благоприятно сложившимся политическим обстоятельствам, в половине VI в. до Р. Хр. процветали торговля и промышленность, а также возникла, хотя и ненадолго, значительная художественная деятельность. Особенно выдвинулась тогда вперед тамошняя школа скульпторов, имевшая свой отличительный оттенок. Этой школе вместе с пелопоннесской принадлежала заслуга разработки воспроизведения нагого человеческого тела; но тогда как пелопоннесские художники изучали его в состоянии покоя, эгинские обращали свое внимание, главным образом, на его движения. Из эгинских мастеров наибольшую известность приобрели Калон, подпись которого, им самим начертанная приблизительно в 500 г. до Р. Хр., сохранилась в афинском акрополе, и живший немного позже него Онат. Оба они славились умением делать такой состав бронзы, при котором вылитые из нее произведения получали гибкость форм и красивый цвет; оба они ваяли обширные группы статуй и отливали превосходные бронзовые вещи. Павзаний указывает на важнейшие работы того и другого, но ни одного из произведений Калона не дошло до нас ни в оригинале, ни в копии. Что касается до Оната, то от достоверных его работ сохранилась только найденная при раскопках в Олимпии база бронзовой группы, изваянной им по заказу аргосцев и принесенной ими в дар олимпийскому храму. Эта группа изображала греков, мечущих под Троей жребий о том, кому из них вступить в единоборство с Гераклом. Судя по ее описанию, фигуры, входившие в ее состав, были нагие, но в шлемах, со щитами и копьями. Как указывает Овербек, здесь мы встречаем первый в истории греческого искусства пример того, что знаменитый эпический сюжет воспроизводится в круглых фигурах, а также первый пример изображения эпических героев совершенно нагими. Так как и то и другое представляют нам всемирно известные остатки групп, некогда украшавших собой фронтоны Э. храма Афины, хранящиеся теперь в мюнхенской глиптотеке, то полагают, что эти мраморные изваяния — произведения Оната. Они были открыты в развалинах упомянутого храма в 1811 г. обществом немецких, датских и английских археологов и приобретены баварским наследным принцем Людвигом, впоследствии королем Людвигом I, поручившим знаменитому Торвальдсену реставрировать их и составить из них группы снова в том виде, в каком они были расположены на фронтонах. Находка этих скульптур была встречена учеными с величайшим интересом: она восполнила собою очень чувствительный пробел в их знакомстве с историей развития греческой пластики, доставив осязательные данные для изучения ее перехода от древнего так назыв. строгого стиля к первой цветущей эпохе, завершившейся творчеством великого Фидия. По мнению Брунна, эгинские фронтонные группы относятся приблизительно к 490 г. или к промежутку времени между 500 и 490 гг. до Р. Хр., следовательно, исполнены непосредственно перед мидийскими войнами, по мнению же других, несколько позже, но отнюдь не ближе, чем в 480 г. Всего найдено 15 фигур, из которых 10 принадлежали западному и 5 восточному фронтонам.
Однако впоследствии дознано, что на западном фронтоне находилось по меньшей мере 12 фигур, в том числе две, исполненные в духе и по образцу фигур восточного фронтона. К. Ланге, посвятивший композиции обеих фронтонных групп обширное сочинение, предполагает даже, что фигур в каждой группе было по четырнадцати, тогда как К. Верман и другие находят, что двенадцати фигур было совершенно достаточно для заполнения фронтона соответственно условиям строгой симметричности и ритмичности, которые все еще соблюдало тогда греческое искусство, как и в архаическом своем периоде. На том и другом фронтоне было представлено по битве под Троей, какие, по рассказам героических поэм, происходили из-за трупов павших воинов. И здесь, и там на стороне греков изображен впереди других эгинец. На западном фронтоне представлена битва за труп Патрокла, причем передовым бойцом является Аякс, сын эгинского героя Теламона. Восточный фронтон, как это подтверждено в последнее время, представлял борьбу вооруженного луком Геракла и его эгинского соратника Теламона, игравшего здесь роль передового бойца, с троянцем Лаомедоном. Середину каждой группы занимала стоящая фигура Паллады-Афины, покровительницы греков. Она была изображена enface, но с ногами, повернутыми профильно, в окоченелой, архаической позе, облеченною в хитон и большой длинный пеплос, образующие правильные складки, с эгидою на плечах, со шлемом на голове. У ее ног на том и на другом фронтонах лежало по сраженному воину; два нагибающихся невооруженных человека, помещенных справа и слева, пытались поднять его. Позади этих центральных фигур, ближе к боковым углам фронтона справа и слева находились воины, с одной стороны греки, с другой — троянцы, мечущие копья и пускающие с лука стрелы, — передние, стоя во весь рост, а задние, припав на одно колено. Наконец, в самых углах фронтона лежало по воину, корчащемуся в предсмертной агонии. Относительно частностей этого расположения фигур мнения ученых еще до сей поры расходятся, но оно во всяком случае было не такое, как в Торвальдсеновской реставрации. Кроме Афины и лучников, все прочие фигуры, изваянные в размере приблизительно 2/3 натуры, — нагие; на них надеты только оборонительные и наступательные доспехи; их тело моделировано все еще до некоторой степени жестко и сухо, но вообще оно прочувствовано так хорошо, как никогда не бывало в предшествовавшее время. Гимнастические упражнения и состязания нагих юношей, заведшиеся в Греции, видимо, уже открыли ее художникам глаза для полного разумения форм и движений человека и настолько приучили их к наготе, что они стали чувствовать потребность изображать обнаженными даже исторических лиц, которые, конечно, не являлись в их воображении ничем не одетыми. За исключением Афины, умышленно изображенной в архаичном характере, наподобие древних священных истуканов (ξόανα), все остальные фигуры представлены в оживленных позах. Художник пробует свои силы в воспроизведении всяческих изгибов и движений тела, хотя оставляет еще желать кое-чего лучшего в отношении правильности поворотов туловища. При этом лица фигур еще по-прежнему лишены выражения и имеют резкие черты: глаза поставлены слишком высоко, губы сжаты и как бы бессмысленно улыбаются, подбородок короток, волосы обработаны по-старинному, схематически, в виде гофрированных прядей и завитков. Должно, однако, заметить, что фигуры восточного фронтона, в которых соблюдены несколько иные правила пропорциональности, чем в фигурах западного, исполнены сравнительно с ними более свободно и искусно, что дает повод к предположению, что первые суть произведения самого Оната, вторые же окончены его сыном и учеником, Каллителем. Но это — не более как догадка; с уверенностью можно только сказать, что фронтонные группы эгинского храма Афины дают приблизительно верное понятие о стиле Оната. Чрезвычайно поучительно видеть успех, достигнутый их исполнителем или исполнителями в естественности воспроизведения тела, в выделке мышц, сухожилий, жил, а также волос и глаз. Этот успех особенно выказывается в повороте туловища и в выражении лица раненого воина, лежащего в углу восточного фронтона. Такой смелый поворот хотя и начинается анатомически неверно, на уровне пупка — явления, дотоле неслыханные в искусстве. Подобным явлением надо признать и экспрессию лица этого воина: попытка изобразить настоящую боль согнала с этого лица тупую улыбку древнейших греческих статуй. Многочисленные бронзовые околичности, теперь исчезнувшие, но на которые указывают высверленные в мраморе дыры, и раскраска, отсутствовавшая, вероятно, лишь в нагих частях тела фигур, за исключением глаз и губ, довершали эффектность эгинских фронтонных групп. Эти группы хотя и представляются архаичными по схематичности изображенных движений и недостатку связи между отдельными фигурами, однако, во многих отношениях ясно выказывают переход от старых художественных воззрений к новым — переход, совершенный греческой пластикой благодаря, в значительной степени, стремлениям эгинских мастеров. — Ср. J. Overbeck, «Geschichte der griechischen Plastik» (2 т., 4 изд., Лейпциг, 1893); Н. Brunn, «Beschreibung der Gliyptothek zu München» (3 изд., Мюнхен, 1873) и К. Lange, «Aegineten» (в «Berichten der kgl. Sächsischen Gesellschaft der Wissenschaften», II, Лпц., 1878).
на заглавную О сайте10 самыхСловариОбратная связь к началу страницы
© 2008-2014

online
magazines pdf download
download magazine pdf
download ebooks pdf
XHTML | CSS
1.8.11