Онлайн словарь
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Д Д-

Д-18

[loadfile: templates/common/google_ads.txt is empty]
 
сто в ней сам автор с так назыв. «парабазами» обращается к зрителям. Более поздняя комедия главное внимание обращает на чисто комический элемент, не затрагивая нравственным вопросов. В так назыв. средней комедии удержан сатирический тон древней, но осмеиваются сатирический тон древней, но осмеиваются уже не общественные неустройства. а пороки частных лиц.   В римской драматической литературе переделывались греческие темы (от трагедий Ливия Андроника до так называемой трагедии Сенеки; новейшие комедии – в перелицовках грубого Плавта и изящного Теренция). Оригинальнее была местная шутка и импровизированная комедия (удержавшаяся в романизированной Испании), с постоянными характерными масками; действие их обыкновенно переносилось в Ателлу (вроде русского Пошехонья), и поэтому (по Моммзену) они назывались ателланами и удержались и после падения классической языческой культуры, в течение всех средних веков; античная же трагедия, после появления христианства, заменилась трагедией страстей Господних, изображавшеюся в мистериях и духовных церемониях. Сценой служила сначала церковь, потом появились особые открытые сцены; язык представлений первоначально был латинский, затем стали прибегать к народному говору. Введение аллегорических фигур, олицетворение пороков и добродетелей вызвало так называемые моралитеты, мало-помалу перешедшие в руки особых обществ (Базош, Confrerie de la Passion); из Франции эти представления перешли в Германию (в настоящее время мистерии в Обераммергау и нек. местах Тироля). Сходство с моралитетами имеют английские миракли (пьесы с чудесами). В комическом жанре в средневек. Италии процветала comedia dellarte, с постоянными типами (Арлекино, Панталоне, Тарталья, Грациано, Коломбина и т. д.). В Германии подражанием ей явился Hanswurst, до начала XVIII в. господствовавший в театрах; в имперских городах в ходу были другие игры, на маскарадах и в святочных обрядах. С эпохой возрождения в Италии явилась художественная драма, с реформацией у новейших романских и германских народностей – национальная драма. Первая в трагедии ограничивалась воспроизведением классических черт, в комедии рисовала фривольные и часто безнравственные картины (Макиавелли, Дж. Бруно). Национальная драма в Испании (католич. направл.) и в Англии (протест. направл.) развивала средневековые драматические зачатки, Франция же и Германия порвали с последними, чтобы воспринят и воспроизвести по своему, первая – римскую, вторая – эллинскую идеи.   Как в античной Д. центр тяжести лежит во внешних силах (в положении), так в новейшей – во внутреннем мире героя (в его характере). Классики немецкой Д. (Гете и Шиллер) старались сблизить оба эти принципа. Новейшую Д. отличают более широкий ход действия, разнообразие и индивидуальные черты характеров, больший реализм в изображении внешней жизни; отброшены стеснения античного хора; мотивы речей и поступков действующих лиц более оттенены; пластичное древней Д. заменено живописным, прекрасное соединено с интересным, трагизм – с комизмом, и наоборот. Разница между английской и испанской Д. та, что в последней наряду с поступками героя играет роль шаловливый случай в комедии и милость или гнев божества в трагедии, в первой же участь героя целиком вытекает из его характера и поступков. Испанская народная Д. высшего расцвета достигла в Лопе де Веге, художественная – в Кальдероне; кульминационный пункт английской Д. – Шекспир. Через Бен Джонсона и его учеников в Англию проникли влияния испанские образцы боролись с античными; благодаря основанной Ришелье академии, последние одержали верх и создалась французская (псевдо) классическая трагедия, на правилах дурно понятого Корнелием Аристотеля. Лучшей стороной этой Д. были единство и законченность действия, ясная мотивировка и наглядность внутреннего конфликта действующих лиц; но из-за недостатка внешнего действия развился в ней риторизм и стремление к правильности стеснило естественность и свободу выражения. Выше всех стоят в классич. трагедии французов Корнель, Расин и Вольтер, в комедии – Мольер. Философия XVIII в. произвела перелом во французской Д. и вызвала т. н. мещанскую трагедию в прозе (Дидро), занявшуюся изображением трагизма обыденной жизни, и жанровую (бытовую) комедию (Бомарше), в которой осмеивался современный общественный строй. Это направление перешло и в немецкую Д., где до тех пор господствовал французский классицизм (Готшед в Лейпциге, Зонненфельс в Вене). Лессинг своей «Гамбургской драматургией» положил конец ложному классицизму и создал немецкую драму (трагедию и комедию), по примеру Дидро. Указав в то же время на древних и на Шекспира как примеры для подражания, он проложил путь нем. классической Д., расцветом которой было время Гёте (испытавшего на себе сначала влияние Шекспира, потом древних, наконец, в Фаусте, средневековых мистерий) и национальнейшего немецкого драматурга, Шиллера. Новых оригинальных направлений после этого в Д. не возникало, но зато появлялись художественные образцы всех родов др. поэзии. Наиболее заметно у немецких романтиков подражание Шекспиру (Г. Клейст, Граббе и др.). Благодаря подражанию Шекспиру и испанскому театру произошел переворот и во французской Д., новую жизнь в которую внесла и разработка социальных проблем (В. Гюго, А. Дюма, А. де-Виньи). Образцы салонных пьес дал Скриб; моральные комедии Бомаршэ возродились в драматических картинах нравов А. Дюма-сына, Э. Ожье, В. Сарду, Пальерона и др.    О драме вообще см. «Гамбургскую драматургию» Лессинга (пер. Рассадина); A. W. Schlegel, «Vorlesungen uber dramatische Runst und Literatur» (Гейдельберг, 2-е изд., 1817); Freytag, «Technik des Dramas» (4 изд. Лейпциг, 1881); Carriere, «Die Runst in Zusammengange der Rulturentwickelung» (3 изд. 1877, русский перевод Е. Корша – «Искусство в связи с общим развитием культуры», М., 1870-75); Klein, «Geschichte des Dramas» (Лейпциг, 1865-76); Ал. Веселовский, «Старинный театр в Европе» (М., 1870); Alph. Roger, «Histoire uniberselle du theatre» (П., 1869); П. Полевой, «Исторические очерки средневековой Д.» (СПб., 1865); Аверкиев, «О драме. Критическое рассуждение», с приложением статьи: «Три письма о Пушкине» (СПб., 1893). Драхма    Драхма (от ассир. «дараг-мана» = шестидесятая мины) – древнегреческая монетная единица, первоначально состоявшая из слитка серебра весом в 1/60 мины. Различалось семь драхм: 1) эгинетичесхая (с Vll-го века до Р. Хр.), бывшая в Эгиве, Фессалии, Евбее, Беотии, Крите и Сицилии – весом в 6 гр.; 2) малоазийская (со времен Креза), весом около 3, 60 гр., в Лидии, в ионических городах, Финикии, затем в Египте и Карфагене; 3) родосская – 3, 25 гр. (со времен побед Римской республики); 4) аттическая, 4, 25 гр., введена Солоном, была принята почти повсеместно в Греции, а со времен Александра – и на всем протяжении его Империи; она существовала до римского владычества, когда сменена денарием; 5) коринфская, 2,91 гр., в Коринфе и его колониях; 6) персидская или сикл, 5, 50 гp., при династии Ахеменидов; 7) олимпийская, 4, 88 гр., в Македонии, до времен Филиппа. Драхма = 6 оболам. Сборная монета была: в 12 Д. (додекадрахма), 10 (дека-), 8 (окто-), 6 (гекса-), 4 (тетра-), 3 (три-) и 2 (дидрахма). Дробная монета: тетра-, трио– диобол, трехемиобол (1 1/2 об.), обол, затем в 3/4, 1/2, 3/8, 1/4 и 1/8 обола. С 1833 г. в Греческом королевстве за монетную единицу принята серебряная драхма, ценность и вес которой с 1883 г. приравнены к франку.   П. фон Винклер. Древесина    Древесина (бот.). – В обыденной жизни и технике Д. называют внутреннюю часть дерева, лежащую под корой. В ботанике под именем Д. или ксилемы разумеют ткань или совокупность тканей, образовавшихся из прокамбия или камбия; она является одной из составных частей сосудисто-волокнистого пучка и противопоставляется обыкновенно другой составной части пучка, происходящей из того же прокамбия или камбия – лубу или флоэме. При образовании сосудисто-волокнистых пучков из прокамбия наблюдаются 2 случая: либо все прокамбиальные клетки превращаются в элементы Д. и луба, – получаются так наз. замкнутые пучки (высшие споровые, однодольные и некоторые двудольные растения), либо же на границе между Д. и лубом остается слой деятельной ткани – камбий и получаются пучки открытые (двудольные и голосемянные). В первом случае количество Д. остается постоянным и растение неспособно утолщаться; во втором, благодаря деятельности камбия, с каждым годом количество Д. прибывает и ствол растения мало-помалу утолщается. У наших древесных пород Д. лежит ближе к центру (оси) дерева, а луб – ближе к окружности (периферии). У некоторых других растений наблюдается иное взаимное расположение Д. и луба. В состав Д. входят уже отмершие клеточные элементы, с одеревеневшими, большею частью толстыми оболочками; луб же составлен, наоборот, из элементов живых, с живой протоплазмой, клеточным соком а тонкой не одеревеневшей оболочкой. Хотя и в лубе попадаются элементы мертвые, толстостенные и одеревеневшие, а в Д., наоборот, живые, но от этого, однако, общее правило не изменяется существенно. Обе части сосудисто-волокнистого пучка отличаются еще друг от друга и по физиологической функции: по Д. поднимается вверх из почвы к листьям так назыв. сырой сок, т. е. вода с растворенными в ней веществами, по лубу же спускается вниз образовательный, иначе пластический сок. Явления же одеревенения клеточн. оболочек обусловливаются пропитыванием целлюлозной оболочки особыми веществами, соединяемыми обыкновенно под общим назв. лигнина. Присутствие лигнина и вместе с тем одеревенение оболочки легко узнается при помощи некоторых реакций. Благодаря одеревенению, растительные оболочки становятся более крепкими, твердыми и упругими; вместе с тем, при легкой проницаемости для воды, они теряют в способности впитывать воду и разбухать.   Д. слагается из нескольких элементарных органов, иначе гистологических элементов. Следуя Санио, различают в Д. двудольных и голосемянных растений 3 главные группы или системы элементов: систему паренхиматическую, лубовидную и сосудистую. В каждой системе имеется по 2 вида элементов, а всего насчитывают 6 видов гистологических элементов, да еще в качестве 7-го присоединяют клетки сердцевинных лучей.   I. Паремхиматическая система. В состав ее входит 2 элемента: древесная (или древесинная) паренхима и так назыв. заменяющая волокна. При образовании клеток древесной паренхимы из камбия, камбиальные волокна разгораживаются горизонтальными перегородками, так что из каждого волокна получается вертикальный ряд клеток; при этом конечные клетки сохраняют заостренную форму концов камбиального волокна. Клетки древесной паренхимы отличаются сравнительно тонкими стенками; последние всегда без спирального утолщения, но снабжены простыми круглыми замкнутыми порами. Внутри клеток зимой накопляются запасные вещества, главным образом крахмал; но иногда в них находят также хлорофилл, дубильные вещества и кристаллы щавелево-кальцевой соли. Кроме того, древесная паренхима играет, вероятно, роль и при передвижении воды. Как составной элемент Д., она весьма распространена; ее однако очень мало у многих хвойных и нет совершенно, по Санио, y тисca (Taxus baccata). Второй элемент паренхиматической системы – заменяющая волокна (Ersatzfasern) в некоторых случаях заменяют собой отсутствующую древесную паренхиму (отсюда и название); в других – встречаются вместе с элементами последней. По строению и функции они сходны с клетками древесной паренхимы, но образуются из камбиальных волокон непосредственно, т. е. без предварительного разгораживания последних поперечными перегородками.   II. Лубовидная система. Два различаемые здесь элемента носят название либриформа (Название дано по сходству элементов этой системы (fibrae sive cellulae libriformes) с волокнами толстостенного луба (liber)) простого (т. е. без перегородок) и перегородчатого. Прозенхиматические, вытянутые в длину и заостренные на концах, вполне замкнутые клетки простого либриформа достигают весьма значительной длины (1/2 и до 2 мм.). Одеревеневшие стенки их покрыты чрезвычайно редкими и мелкими, большею частью щелевидными, простыми или окаймленными порами. Стенки бывают настолько толсты, что просвет клетки превращается в весьма узкий канал. Вообще либриформ – самый толстенный элемент Д.; именно он по преимуществу или исключительно придает дереву крепость. Что касается до внутренней полости клеток либриформа, то в большинстве случаев она заполнена воздухом. Перегородчатый либриформ отличается от простого только тем, что после окончательного утолщения стенок волокна, последнее разгораживается одной или несколькими тонкими поперечными перегородками на отдельные друг над другом расположенные клетки. Иногда такие поперечные перегородки имеют поры (у винограда). Перегородчатый либриформ изо всех элементов Д. наименее распространенный.   III. Сосудистая или трахеальная система. В состав ее входят настоящие сосуды (трахеи) и сосудистые клетки или волокна, обыкновенно называемые трахеидами. Трахеиды имеют вид вытянутых в длину (прозенхиматических) веретенообразных клеток (волокон). Большею частью они короче и не так толстостенны, как клетки либриформа, приближаясь в этом отношении к настоящим сосудам. Но в некоторых случаях они могут достигать весьма значительной длины (у сосны до 4 мм.) и сильно утолщать свои оболочки. Вообще трахеиды – элемент промежуточный и переходный между простым либриформом и настоящими сосудами. Отличительным и характерными признаком для них являются окаймленные, затянутые тонкой срединной, замыкающей перепонкой; в полости трахеид со всех сторон замкнутой, находится вода и воздух. По функции трахеиды считаются водоносными органами, но иногда они служат и для механических целей, придавая Д. крепость, напр. у хвойных. Д. хвойных состоит почти исключительно из одних только трахеид, располагающихся здесь правильными радиальными рядами. В каждом радиусе клетки стоят приблизительно на одинаковой высоте, что, в свою очередь, является результатом происхождения всего радиального ряда из одной и той же камбиальной клетки. Окаймленные поры располагаются почти исключительно на одних только радиальных стенках, вследствие чего передвижение воды в Д. хвойных легко происходит по направлению периферии органа и трудно в направлении радиуса. У сосны передвижение воды в радиальном направлении (снаружи внутрь и обратно) идет лишь по трахеидам сердцевинных лучей; у ели же, пихты и лиственницы движение воды по радиусу и особенно приток ее из последнего годичного слоя к камбию сильно облегчается еще тем, что у них последние трахеиды каждого годичного слоя снабжены, помимо крупных пор на радиальных стенках, еще многочисленными мелкими порами на тангентальных. Весенние трахеиды заметно отличаются от летних и особенно от осенних, вследствие чего возможно отличать в Д. хвойных годичные слои или кольца. Весною из камбия образуются широкие, тонкостенные элементы, особенно годные для передвижения вверх больших количеств воды. Чем обильнее развита хвоя у дерева и чем интенсивнее, следовательно, его испарение, тем шире пояс, занимаемый в годичном слое широкими тонкостенными трахеидами. С наступлением лета стенки трахеид становятся все толще и толще, оставаясь все еще по-прежнему широкими, точнее – более или менее изодиаметричными. Чем хуже условия питания дерева, тем меньше образуется таких трахеид, а иногда они могут и совершенно отсутствовать. Таким образом изучение внутреннего строения знакомить нас с минувшими условиями произрастания. К осени диаметр трахеид по направлению радиуса становится меньше и меньше: получается пояс осенних, узких, как бы сплюснутых элементов, толстостенных при хорошем питании, тонкостенных – при плохом. Зимою новых клеток более не образуется, а с наступлением весны камбий порождает новый слой весенних, широких и тонкостенных трахеид. Там, где осенние элементы соприкасаются с весенними, проходит у хвойных резко выраженная граница годичного слоя.   Строение и распределение трахеид у лиственных деревьев несколько иное, нежели у хвойных. Здесь трахеиды имеют поры со всех сторон, в силу чего передвижение воды одинаково легко происходить как в направлении периферии, так и по радиусу. Трахеиды у лиственных пород большею частью группируются вокруг сосудов.   Настоящие сосуды (трахеи) имеют вид длинных трубок. Они образуются из вертикальных рядов камбиальных клеток; при этом клетки спаиваются друг с другом, а отделявшие их поперечные перегородки пробуравливаются отверстиями. Такой состав сосуда из отдельных клеток-члеников особенно ясно обнаруживается при мацерировании сосудов: последние распадаются при этом по перегородкам на отдельные участки. Пробуравливание перегородок происходит различно. Иногда образуется одно большое круглое отверстие и от перегородки остается лишь небольшое узенькое колечко. Такие случаи наблюдаются преимущественно у горизонтальных или только слегка наклоненных перегородок. У перегородок же, расположенных косо, обыкновенно образуется несколько эллиптических отверстий, расположенных друг над другом: получается то, что называют лестничнопродыравленной или просто лестничной перегородкой. Между этими двумя крайними формами существуют и промежуточные. Отдельные членики сосудов бывают цилиндрические, призматические, иногда боченкообразные, притом различной длины. Первые сосуды, образующиеся из прокамбия, имеют членики длинные, тогда как сосуды, образующиеся позже из камбия, когда рост органов в длину уже закончился, составлены из члеников гораздо более коротких. Длина всего сосуда может равняться длине всего растения, от корней до самых листьев. Стенки сосудов рано деревенеют, но в большинстве случаев остаются тонкими. Утолщение продольных стенок бывает всегда неравномерным, при чем различается несколько видов такого утолщения: кольчатое, спиральное, сетчатое, лестничное и точечное утолщения. Смотря по форме утолщения и сами сосуды получают названия: кольчатых, спиральных, сетчатых, лестничных и точечных. Кольчатые и спиральные сосуды образуются обыкновенно в раннюю пору жизни растения; у лиственных пород – только в первом году жизни, и встречаются лишь в самой внутренней части Д., в так называемой сердцевинной трубки, составляющей первичную древесину (Самая ранняя Д., образующаяся из прокамбия, называется первичной, позднейшая же, возникающая из камбия, зовется – вторичной), во всей же вторичной древесине у них имеются лишь точечные сосуды, обыкновенно с круглыми окаймленными порами. Подобно длине и ширина сосудов весьма разнообразна. Первые кольчатые и спиральные сосуды, возникшие из прокамбия, весьма узки, в то же время, как мы видели выше, членики их отличаются среди других сосудов наибольшей длиной; наоборот, более поздние точечные сосуды имеют короткие членики, ширина которых иногда настолько значительна, что они видны на поперечном разрезе Д. даже невооруженным глазом, представляясь в виде округлых пор или отверстий. Сосуды, однако, совершенно отсутствуют во всей вторичной Д. хвойных (она составляет главную массу дерева) – особенность, дозволяющая легко отличить Д. хвойных от всякой другой. У лиственных пород различно бывает распределение сосудов среди других органов Д., что также нередко дает превосходные признаки для отличения пород по Д. Напр., у березы сосуды распределяются более или менее равномерно по всему годичному слою и притом все они приблизительно одинаковой незначительной ширины (просвета), тогда как у дуба более крупные сосуды, видимые даже простым глазом, приурочиваются к весенней части слоя, образуя весеннее кольцо сосудов (fruhjahrsporenkreis). Кольца такие существенно помогают при различении отдельных годичных слоев. У других видов растении сосуды собираются периферическими волнистыми линиями, по несколько линий в каждом годичном слое (у вяза, Ulmus effusa).   Сосуды – элементы мертвые. Протоплазматическое содержимое их рано исчезает и заменяется водянистой жидкостью, чередующеюся с пузырьками разреженного воздуха. Прежде принимали их за воздухоносные трубки, теперь же их считают водопроводными путями в растении. У многих деревьев и кустарников внутренность сосудов оказывается заполненной отчасти или вполне особыми паренхиматическими клетками (заполняющими или выполняющими Fulizellen или Thyllen), происходящими от клеток древесной паренхимы. Прилегающие к сосуду клетки древесной паренхимы дают внутрь в полость сосуда через поры мешкообразные отростки. Отростки отделяются перегородкой от произведших их клеток, оставшихся вне сосуда, разрастаются, размножаются делением и мало-помалу заполняют полость сосуда. В заполняющих клетках иногда скопляется запасной крахмал.   Седьмой элемент Д. – сердцевинные лучи слагаются из паренхиматических клеток, вытянутых в горизонтальном направлении или расположенных кирпичеобразно. Они имеют вид прожилков различной толщины (ширины) и вышины, пересекающих в радиальном направлении массу прозенхиматических (вытянутых в длину, параллельно оси растения) элементов Д. (Для полного знакомства с прохождением и строением сердцевинных лучей их нужно изучать не только на поперечном разрезе Д., но также и на двух продольных: радиальном и тангентальном). Входящие в состав их клетки сходны, в общем, с клетками древесной паренхимы (живые, способны накоплять крахмал). У многих хвойных растений в сердцевинных лучах, кроме паренхимы, имеются еще и трахеиды. Различают лучи первичные и вторичные. Первичные лучи тянутся от сердцевины до первичной коры и представляют из себя остаток основной ткани, вторичные же образуются из камбия и никогда не доходят ни до сердцевины, ни до первичной коры; они короче первичных лучей и тем короче, чем позже образовались из камбия. Далее, бывают лучи узкие (однорядные) и широкие (многорядные). Узкие состоят из одного только радиального ряда клеток, широкое – из нескольких. Число сердцевинных лучей, их ширина и вышина чрезвычайно разнообразны у разных растений. Вообще лучи наряду с сосудами дают отличные признаки для распознавания пород по Д. Для Д. дуба, напр., весьма характерны широкие лучи, легко заметные простым глазом. Для хвойных характерно внутреннее микроскопическое строение лучей. У всех сосен (Pinus) паренхиматические клетки лучей сверху и снизу окаймлены несколькими рядами весьма типичных трахеид, у пихты же лучи состоят из одних только паренхиматических клеток; кроме того, у пихты все лучи узкие и в Д. нет смоляных ходов, тогда как у сосны, ели и лиственницы есть и смоляные ходы и обоего сорта лучи (узкие и широкие). Назначение (функция) сердцевинных лучей состоит отчасти в накоплении запасных веществ, отчасти в проведении соков и воды в горизонтальном направлении. Обыкновенно в состав Д. входят лишь некоторые из 6 первых вышеописанных элементов; но они комбинируются друг с другом весьма различно. Комбинации элементов были особенно тщательно изучены Санио. Он составил особую таблицу, руководствуясь которой можно по небольшому кусочку Д. определить растение (см. литературу). Как упомянуто было выше, у двудольных и голосемянных растений количество Д. увеличивается с году на год, вследствие образования новых годичных слоев из камбия. Форма и ширина таких слоев неодинаковы у разных растений, и даже у одного и того же растения могут изменяться в зависимости от многих условий, как внутренних (возраста, напр.), так и внешних (климата, почвы и т. д.;). Кроме того, у одного и того же дерева слои различного возраста могут существенно отличаться друг от друга, как по форме и гистологическому строению, так и по химическому составу. Спиральные и кольчатые сосуды у деревьев, напр., находятся только в первом, самом внутреннем и вместе с тем самом старом годичном слое, в состав которого входит первичная Д. (см. выше). В физико-химическом отношении все слои могут быть сходны, или же внутренние отличаются от наружных и Д. обособляется на внутреннюю часть дли ядро (Kernholz, duramen) и наружную или заболонь (Splint, albornum). Ядровая Д. тяжелее, тверже, прочнее, нежели заболонь, кроме того, она отличается от последней в большинстве случаев еще и более темным цветом. Цвет этот бурый у дуба, темно-коричневый у вишни, красноватый у лиственницы; у некоторых тропических растений цвета еще более резкие: красный у красного дерева (Caesalpinia echinata), синий у кампешевого дерева (Haemotoxylon саmреchianum), черный у черного или эбенового дерева (Diospyros Ebenum). При превращении заболони в ядро изменяется главным образом химический состав Д., а не ее гистологическое строение. В полостях и особенно в оболочках клеток накопляются различные вещества: смолы, древесные камеди, дубильные вещества, иногда и красящие, из коих некоторые находят применение в практике. В физиологическом отношении ядро отличается от остальной Д. отрицательными, так сказать – мертвыми, свойствами: оно не способно накоплять периодически крахмал и другие запасные вещества, не способно даже проводить воду.    Литература. Sanio, «Vergleichende Untersachungen uber die Elementarorgane des Holzkorpers» и «Vergleichende Untersuchungen uber die Zusammensetzgung des Holzkorpers» («Botanische Zeitung», 1863); Де-Бари, «Сравнительная анатомия вегетативных органов явнобрачных и папоротникообразных растений» (перев. проф. А. И. Бекетова, вып. I – II, СПб., 1877 – 80); Haberlandt, «Physiologische Pflanzenanatomie» (1884); Страсбургер, «Краткий практический курс растительной гистологии для начинающих» (перевод С. Навашина, 1886); Strasburger, «Das botanische Practicum» (1887); проф. Бородин, «Курс анатомии растений» (1888); Tschirch, «Angewandte Pflanzenanatomie» (1889); Robert Hartig, «Die anatomischen Unterscheidungsmerkmale der wichtigeren in Deutschland wachsenden Holzer» (1890, З изд.) и «Lеhrbuch der Anatomic und Physiologic der Pflanzen» (1891); VanTieghem, «Traite de Botanique» (т. I, 1891); Турский и Яшнов, «Определение древесины, семян и ветвей по таблицам» (1893). Специальная литература указана в вышепоименованных сочинениях.   Г. Надсон. Древляне    Древляне, одно из племен русских славян, жили по Припяти, Горыни, Случи и Тетереву. Имя Д., по объяснению летописца, дано им потому, что они жили в лесах. Описывая нравы Д., летописец выставляет их, в противоположность соплеменникам своим полянам, народом крайне грубым («живяху скотьски, убиваху друг друга, ядяху все нечисто, и брака у них не бываше, но умыкиваху у воды девица»). Ни археологические раскопки, ни данные, заключающиеся в самой летописи, не подтверждают такой характеристики. Из археологических раскопок в стране Д. можно заключить, что они обладали известной культурой. Прочно установившийся обряд погребения свидетельствует о существовании определенных религиозных представлений о загробной жизни; отсутствие оружия в могилах свидетельствует о мирном характере племени; находки серпов, черепков и сосудов, железных изделий, остатков тканей и кож указывают на существование у Д. хлебопашества, промыслов гончарного, кузнечного, ткацкого и кожевенного; множество костей домашних животных и шпоры указывают на скотоводство и коневодство; множество изделий из серебра, бронзы, стекла и сердолика, иноземного происхождения, указывают на существование торговли, а отсутствие монет дает повод заключать, что торговля была меновая. Из летописного рассказа о мщении Ольги видно, что у Д. в Х в. были города, князья и сословия. Существует мнение (проф. Ключевского), что Д. еще в Х в. оставались разделенными на мелкие округа, с князьями во главе каждого; князья эти были независимы, хотя иногда и соединялись друг с другом; правили они вместе с «лучшими мужами», «старейшинами града». По сказанию летописи, в давние времена Д. обижали своих соседей полян; но уже Олег подчинил их Киеву и наложил на них дань. В числе племен подчиненных Олегу и участвовавших в походе его на греков, упоминаются и Д.; но они покорились не без упорной борьбы. По смерти Олега они сделали было попытку освободиться; Игорь победил их и наложил еще большую дань; не довольствуясь и этою данью; он пошел в Древлянскую землю за новыми поборами; Д. возмутились и убили его. Вдове Игоря, Ольге, летопись приписывает окончательное подчинение Д. Святослав Игоревич посадил в Древлянской земле своего сына, Олега. Владимир Св., раздавая волости своим сыновьям, посадил в Древлянской земле Святослава, который был убит Святополком Окаянным. Со времени Ярослава Древлянская земля входит в состав Киевского княжества. Политическим центром Д. в эпоху их самостоятельности является гор. Искоростень; в позднейшую пору центр этот, по-видимому, переходит в город Bpyчий (Овруч). См. В. Б. Антоновича, «Древности Юго-Западного края. Раскопки в стране древлян» («Материалы для археологии России», № 11, СПб., 1893).   Е. К. Дреговичи    Дреговичи – одно из племен русских славян, жившее между Припятью и Двиной. Под именем другувитов (drougoubitai) Д. известны уже Константину Порфирородному, как племя подчиненное Руси. Находясь в стороне от великого варяжского пути, Д. не играла видной роли в истории древней Руси. Летопись упоминает только, что Д. имели некогда свое княжение. Подчинение Д. киевским князьям произошло, вероятно, очень рано. В области Д. образовалось впоследствии княжество Туровское. См. Завитневич, "Область Д. " (в «Трудах киев. дух. акд.» 1886, № 8), и ДовнарЗапольсйй, «Очерк истории Кривичской и Дреговичской земель до конца XII ст.». Дрезден    Дрезден (Dresden) – гл. гор. королевства Саксонского и резиденция короля, на обоих берегах Эльбы, под 51°3ў с. ш., в 117 м. над ур. Балтийского моря. По множеству красивых зданий и сокровищ искусства Д. заслужил название немецкой Флоренции. Из церквей замечательны: Frauenkirche (XVIII века), с куполом в 95 и. в.; катол. придворная (XVIII в.), стиля рококо. со склепом корол. дома в картинами Рафаэля Менгса; Софийская (XIV в.), обновленная в 1864 г.; Крестовая (XVIII в.), с башней в 105 м. Есть и православная церковь. Королевский замок – обширное, неправильное строение; тронная зала с фресками Бендемана. Zwinger – великолепное здание XVIII века, заключающее в себе несколько музеев; японский дворец (XVIII в.). На бывшей крепостной стене, над Эльбой, знаменитая Брюлева терраса. Придворный театр и музей, построенные Готфридом Семпером в стиле возрождения. Памятники Августа Сильного, Фридриха-Августа II, Т. Кернера; статуя Германии, в память франко-германской войны. Оба берега Эльбы соединяются тремя мостами.   Живая умственная жизнь Д. обусловливается пользующимися всемирной известностью научными и художественными коллекциями, а также прекрасными учебными заведениями и многочисленными обществами всякого рода. Коллекциями своими Д. обязан, главным образом, курфюрстам Августам I и II (1693 – 1763). Королевская библиотека (публичная), нумизматический кабинет, собрание древностей, коллекция сосудов и фарфора (более 15000 предметов из японского, китайского, индийск., франц, и саксонск. фарфора), собрание гипсовых копий с античных статуй, «Зеленое подземелье» (разные драгоценности, главным образом немецкие, XVI и (XVII в.), оружейная палата, исторический музей (предметы, главным образом, итальянск. и немецкого возрождения), музеи зоологический (замечательнейший с Германии; особенно велика коллекция птиц, гнезд, яиц) и минералогический; физикоматематический зал, приспособленный и к астрономическим наблюдениям; саксонский художественно-промышленный музей (особенно замечательны предметы немецкого возрождения). Всего драгоценнее картинная галерея: около 2500 картин, преимущественно итальян. и фламандской школ. Лучшие из них принадлежали, большею частью, герц. Францу дЭсте (Моденская галерея, приобретенная в 1745 г.). При галерее 350000 листов гравюр и рисунков, между которыми есть весьма редкие. Учебные заведения: политехническая школа, 4 гимназии, 2 реальные школы 1-го и одна 2-го разряда, 2 прогимназии, 2 коммерческих училища, школы ремесленная, горная, художественно-промышленная и ветеринарная, школа садовников, кадетский корпус, консерватория и частные музыкальные школы, 3 учительские семинарии, много город. школ. Академия художеств, основ. в 1764 г. Королевская певческая капелла доведена до блестящего состояния. Три театра, две певческие академии, масса певческих обществ, оркестровое общество, саксонское художеств. общ., общества любителей религиозного искусства, любителей древности, экономическое, естествоиспытателей, минералогическое, педагогическое, садоводства, ремесленное, художественно-ремесленное и мн. др. Д. очень богат общеполезными и благотворительными учреждениями.   К важнейших отраслям промышленности принадлежат: золотые, серебряные и токарные изделия; физические, математические и музыкальные инструменты; глиняные и соломенные изделия (громадная фабрикация шляп и перьев); швейные и земледельческие машины; обои, холст для живописи, искусственные цветы, пиво, стекло, шоколад, химич. продукты, мебель, осветительные материалы. Садоводство, фотография, книжная и нотная торговли очень развиты в Д., много типографий и издательских фирм. Торговля занимает, сравнительно, второстепенное место. Д. узел 6-ти железнодорожных линий; 4 вокзала, соединенных с пристанями и складами на Эльбе; 42 км. конно-железных дорог. В 1890 г. было 285844 жит. Огромный водопровод снабжает с 1876 г. водой весь город. Шесть газет. Окрестности Д. очень красивы; недалеко от него начинается т. наз. Саксонская Швейцария. Климат, в общем, здоров, но бывают резкие перемены, почему Д. вреден для лиц страдающих болезнями дыхательных органов и ревматизмом.   История. Д. (Драждяны) славянского происхождения; исторически доказано существование его с XIII века. Много раз переходил из рук в руки. С XV-го в. началось его процветание. С 1539 г. введена реформация. В Семилетнюю войну часть гор. сгорела, часть разрушена бомбардировкой. Эпоха наполеоновских войн подвергла Д. тяжкому испытанию (см. ниже), но после заключения мира он стал быстро расти и украшаться. Восстание 1849 г., подавленное, с помощью прусских войск, после нескольких дней упорной уличной борьбы, снова принесло потери и развалины, но и это скоро загладилось. В самом начале войны 1866 г. прусские войска заняли Д. и оставались в нем до мая 1867 г. См. Hache, «Diplomatische Geschichte D – s.»; Klemm, «Chronik der Stadt D.»; Lindau, «Geschichte der St. D.». Aster, «Schilderung der Kriegsereignisse in u. vor D.»; Gottschalk, «D. u. seine Umgebung».   Дрезден в войну 1813 г. был свидетелем одного из важнейших сражений этой кампании. При возобновлении военных действий после перемирия, богемская армия князя Шварценберга направилась к Д., занятому только корпусом Сен-Сира (ок. 30 т. чел.). К 4-м час. дня 13 (25) августа у Д. собралось до 60 тыс. русских, прусских и австр. войск. Этого числа достаточно было для немедленной атаки Д.; но, вследствие разногласия между главными начальниками, благоприятная минута была упущена. Наполеон, получив известие о наступлении Шварценберга, быстро двинулся к Дрездену. 14 (26) августа Шварценберг хотел атаковать Д., но, узнав о прибытии Наполеона, решил отложить нападение. Между тем штурмовые колонны (ок. 40 т.), не извещенные об отмене первоначального плана и раскинутые на 15 в., двинулись вперед, но были отброшены на всех пунктах. 15 (27) авг. Наполеон, у которого, с приходом двух новых корпусов, собралось до 125 т., решился атаковать союзников (силы которых возросли до 160 т.). Распоряжения его увенчались полным успехом: на правом фланге слабый русский отряд ген. Рота хотя и оборонялся с замечательным мужеством, но должен был уступить напору несравненно сильнейшего противника, который и овладел пирнскою дорогою. На левом фланге австрийцы, отделенные от прочих войск Плауенским оврагом и к тому же лишенные возможности стрелять, так как патроны, вследствие проливного дождя, подмокли, принуждены были положить оружие. Союзные монархи считали возможным продолжать сражение; но князь Шварценберг и другие австр. генералы настаивали на необходимости начать отступление, в виду недостатка запасов собственно в австр. армии. Решено было отступить в Богемию. Союзники потеряли до 25 – 30 тыс., французы – от 10 до 15 тыс. В сражении при Д. смертельно ранен генерал Моро. Дрезина    Дрезина – тележка, передвигаемая механически по рельсам и служащая для поездок инженеров с целью осмотра железнодорожного пути и по другим служебным надобностям. Название свое Д. получила по имени лесничего Дреза, который в 1817 г. изобрел двухколесный экипаж для собственного передвижения, прототип современного велосипеда. Д., в нынешнем ее виде, введена на железных дорогах в 1839 г. Она состоит из легкой рамы на четырех колесах, имеющих закраины, на подобие колес железнодорожных вагонов. В передней части Д. утверждена скамейка с подножкою, представляющая место для двух-трех человек. Сзади помещаются рабочие, из которых двое приводят Д. в движение вращением рукояток, а двое для смены. На Д. хорошей конструкции, при весе её около 650 килограммов, приводимой в движение двумя рабочими, может быть, на подъеме в 1: 2000, достигнута скорость от 25 до 30 километров в час. Для возможности езды с большими скоростями (50 до 70 километров в час) введены были паровые Д. В последнее время построены Д., сходные по конструкции с велосипедами и приводимые в движение с чрезвычайною легкостью, так как сопротивление катанию их по рельсам очень незначительно. Четырехколесный экипаж такого рода был испытан на французской Восточной жел. дор. На нем могут поместиться два человека. Один рабочий может снять его с пути. Легкость удаления Д. с рельсов имеет большое значение, так как иногда приходиться соскочить с Д. и снять ее с пути в виду приближающегося поезда. В Америке почти на всех железных дорогах, а в Европе только в виде исключения, употребляется для поездок дорожных мастеров и сторожей Д., состоящая из скамейки, утвержденной на двух колесах, расположенных одно за другим и движущихся вдоль одного из рельсов. Переднее, большое колесо приводится во вращение руками и ногами, при посредстве рычага и системы зубчатых зацеплений. Точкою опоры служит третье малое колесо, движущееся по другому рельсу и соединенное укосиною с общею рамою. Такая трехколесная Д. служит для передвижения одного или двух человек.   А. Т. Дрессировка    Дрессировка или выездка лошади, берейторское искусство, – бывает различна сообразно с назначением лошади: под верх, в упряжку, для бегов или скачки. Последнее относится к тренированию; немного встречается особенностей и при обучении лошадей к упряжке, наиболее же трудною задачею представляется выездка верховой лошади. Курс выездки этой лошади обыкновенно делят на три периода. Первый – работа верховой лошади под развязкою: надев на нее рабочую уздечку и (на спину) толстый потник, подтянутый обыкновенным троком, в кольца которого укрепляются поводья уздечки, к подбороднику последней пристегивается корда и затем лошадь выводится в манеж. Там, сперва «держа под уздцы», проводят ее несколько раз по вольту круга и затем, постепенно освобождая, пускают рысью, причем бич берейтора поднимается горизонтально и, по мере надобности, им, слегка помахивают, подщелкивая языком. Когда лошадь пошла «по вольту» правильною рысью – «одним следом» (т. е. задние ноги ступают на след, сделанный соответствующими передними) и «не треножит» (обе ноги захватывают, при беге одинаковое пространство), то легким колебанием корды или голосом (протяжным – «шагом») переводят ее, для отдыха, на шаг. Поощрительная мера для животных – дача им хлеба и сахара. Затем начинается приучение лошади к седлу вместо потника, что производится с должною осторожностью, чтобы не напугать лошади; так, напр., при подтягивании седельных подпруг дается лошади овес, и самое подтягивание производится не сразу, а постепенно. Оседланную лошадь прогоняют на корде по кругу манежа, как и неоседланную. Когда лошадь хорошо освоилась с седлом, то накладывается на нее «развязной трок» – облегчают последовательное нажимание у ней удил, до полной свободы, и затем снова подтягивают поводья, наблюдая только, чтобы лошадь постоянно находила опору в удилах; упражнения в аллюрах – рыси и шаге – продолжаются по-прежнему. После приучения лошади к поводу, продолжающемуся несколько дней, подготовляют ее к пониманию действия шенкеля всадника, что достигается при помощи трогания задних боков хлыстом. Если лошадь двигается вяло, неохотно и останавливается, то этому помогают бичом, при чем наблюдают также зад лошади, чтобы он двигался равномерно с передом и не оттягивался («плие»; другие названия боковых движений лошади: «ранверс и пасад»). Второй период – работа лошади на уздечке под всадником; вначале действуют только корда и бич, всадник же сидит в седле, не беспокоя лошади шенкелями и заменяя собою развязку; повод настолько натянут, чтобы голова лошади имела опору на удилах. Во избежание порчи лошади, следует соблюдать большую осторожность, когда садятся на нее в первый раз, и только тогда можно, соображаясь со сложением и силой лошади, исподволь подбирать поводья, поднимать и несколько сгибать шею в затылке и т. п., когда, лошадь привыкла уже к всаднику. Употребление шенкеля, чтобы послать лошадь вперед, делается постепенно усиливанием нажатия от колена и затем уже икрою, удар же допускается им только для нечувствительных лошадей, одновременно с употреблением хлыста. Точно также и «гнутье лошади» – придаче ее туловищу требуемой формы, как гимнастика шеи и боков, необходимы не только во время обучения, но и в течение всей ее службы. По мере успеха, переходят к работе уздечки без корды, сперва только к езде по прямому направлению шагом и собранной рысью; потом приучают к разнообразию движений: полувольт, вольт, «брать углы» манежа (полуодержки), а также к выстрелам, барабанному бою, преодолению препятствий – барьеры хворостяные, дощатые и соломенные, стойка на месте и езда по воле. Третий период – работа на мундштуке, производящем на лошадь действие, существенно отличное от уздечных удил. Ср. Гр. Ге, «Выездка верховой лошади» (1866); Смулович, «Правка, для выездок молодых лошадей в упряжке» (1865); И. Равич, «Полный курс иппологии» (1866); Новицкий, «Наставление для выездки ремонтной кавалерийской лошади» (1870); Ф. Боние, «Методы берейторского искусства» (пер. А. Пруссакова, 1857, 2 изд. 1872) и Т. С. Жданов, «Краткое руководство для выездки верховой лошади» (1891).   Дрессировка подружейных охотничьих собак заключается в постепенном развитии их качеств и способностей, и разделяется на комнатную Д., полевую Д. и натаску, К комнатной Д. приступают с самого юного возраста собаки, как только она начнет самостоятельно есть, приходить на свист и знать свою кличку; в это время ее приучают садиться и ложиться (куш!) идти вперед и возвращаться, отыскивать спрятанный корм (шерш!), останавливаться перед ним (Tyбo!) и приниматься есть только по приказанию (пиль!). При английской системе Д., щенят
на заглавную О сайте10 самыхСловариОбратная связь к началу страницы
© 2008-2014

online
magazines pdf download
download magazine pdf
download ebooks pdf
XHTML | CSS
1.8.11