Онлайн словарь
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Г Г-

Г-14

[loadfile: templates/common/google_ads.txt is empty]
 
hristoph von Gluck» (Вена, 1775); Schmid, «Christoph Willibald Ritter von Gluck» (Лпц., 1854); Solie, «Notice sur Christophe Gluck» (Париж, 1840); «Etudes biographiques, anecdotiques et estetiques sur les compositeurs qui out illustre la scene franсaise» (1853). Н.С. Гной    Гной (pus) – продукт действия на живую ткань гноеродных бактерий и некоторых химических агентов, вызывающих изменение и даже омертвение отдельных клеточных элементов, затем размягчение омертвевшего очага и пропитывание его гнойными тельцами, лейкоцитами, способными к размножению. Г. можно рассматривать также, как выпот при особого рода гнойном воспалении ткани, при чем последняя под влиянием Г. сама разрушается. По внешнему виду Г. – жидкость густая, непрозрачная, совершенно белая или с желтоватым, серым, синим оттенком, тягучая, довольно значительного уд. веса, чаще щелочной реакции. По химическому составу – очень сложная смесь и раствор различных тел; содержит от 6 до 8 % белковых тел: сывороточный белок, глобулин, нуклеин, пептон, затем лейцитин, холестерин, жиры; при разложении Г. развиваются кислоты муравьиная, валерьяновая и др. Солей до 1 %. Морфологически Г. состоит из сывороточной плазмы и взвешенных в ней гнойных телец, жировых капель свободно плавающих или заключенных внутри клеточных элементов, остатков эпителиальных, железистых клеток и т. п. Гнойные тельца представляются аналогичными белым кровяным шарикам; обыкновенно многоядерны; в свежем Г. овальны, в старом Г. измененные, в различных состояниях перерождения, жирового. Бактерии Г. – шаровидны; встречаются в форме гроздевидных скоплений цепочек и парно; введенные в ткань даже в чистом виде, они способны вызвать нагноение. Признается несколько разновидностей гнойных бактерий. Другие организмы могут также вызвать гнойное воспаление и нередко были находимы в Г.; так бугорковые палочки, лучистый грибок, пузыри эхинококков, плесневые грибки, амебы и пр. В старом Г., в замкнутых гнойниках, количество бактерий значительно уменьшается и они даже могут совсем исчезнуть, вследствие изменения состава плазмы, под влиянием продуктов выделения самих же бактерий и путем поглощения их белыми кровяными тельцами. Гноеродные бактерии распространены в воздухе и в окружающей обстановке человека очень обильны, почему и легко попадают на открытые раны, обнаженные серозные оболочки и вызывают в них нагноения   Врачи-практики, особенно старого времени, различают Г. доброкачественный и злокачественный. Первый, по Рудневу, имеет следующие характеристические черты: клетки его отличаются одинаковою величиною, шаровидною формою, резкими контурами, беловатым цветом протоплазмы; от прибавления уксусной кислоты сперва делаются видимыми ядра клеток, потом клетки делаются бледными и, наконец, растворяются. Сыворотка прозрачна, содержит только крупинки, растворимые в эфире или калийной щелочи. При впрыскивании в кровь не вызывает никаких общих изменений; при впрыскивании в подкожную клетчатку вызывает только местное нагноение. Г. «злокачественный», пиэмический, имеет отличия: клетки его неодинаковой величины, как будто изъедены, протоплазма их темна, зерниста. Количество бактерий очень велико. Запах Г. своеобразный; он более жидок, содержит кристаллы холестерина и жира и продукта гнилостного разложения белковых тел. При всасывании такого Г. получается пиэмия. Г. вообще или пролагает себе путь наружу и изливается, или рассасывается, при чем гнойные тельца распадаются и растворяются, или же Г. сгущается, превращается в творожистую массу, которая пропитывается со временем известковыми солями и, как всякий посторонний предмет в организме, капсулируется разрастающейся по окружности соединительною волокнистою тканью (. В. В. Подвысоцкий, «Осн. общ. патологии» т. I, 1891 г., СПб.). А. Л – ий. Гномы    Гномы – духи, обитающие в недрах земли и гор и охраняющие подземные сокровища. Они могут принимать разные образы; мужские Г. обыкновенно безобразны, женские (гномиды) красивы. Они любят дразнить людей, но делают им больше добра, чем зла. Г. – любимые герои зап. европ. сказок. Гносеология    Гносеология или гнозеология (более употребителен термин учение о познании, Erkenntnisslehre) – философская дисциплина, исследующая вопрос о возможности и условиях истинного знания. Гностицизм    Гностицизм (гностика, гнозис или tuocwn) – так называется совокупность религиозно-философских (теософских) систем, которые появились в течение двух первых веков нашей эры и в которых основные факты и учение христианства, оторванные от их исторической почвы, разработаны в смысле языческой (как восточной, так и эллинской) мудрости. От сродных явлений религиозно-философского синкретизма, каковы неоплатонизм, герметизм, Г. отличается признанием христианских данных, а от настоящего христианства – языческим пониманием и обработкою этих данных и отрицательным отношением к историческим корням христианства в еврейской религии. В этом последнем отношении Г. стоит в особенно резкой противоположность к иудействующим сектам в христианстве с одной стороны, а с другой стороны – к каббале, которая представляет языческую обработку специфически еврейских религиозных данных. Некоторые писатели, напр. Баур, говорят об «иудейской гнозе» (помимо каббалы), но это более соответствует априорным схемам этих писателей, нежели исторической действительности. I. Происхождение Г.    Общие условия для возникновения Г., как и других сродных явлений, были созданы тем культурно-политическим смешением различных национальных и религиозных стихий древнего мира, которое начато было персидскими царями, продолжалось македонянами и завершено римлянами. Источник гностических идей в различных языческих религиях с одной стороны и учениях греческих философов – с другой, ясно сознавался с самого начала и подробно указан уже автором Filosojoumena, хотя в частности не все его сближения одинаково основательны. Несомненно, во всяком случае, что те или другие национальнорелигиозные и философские факторы в различной мере участвовали в образовании тех или других гн. систем, а также то, что в различные комбинации уже существовавших идей привходила, с большею или меньшею силою и оригинальностью, и личная умственная работа со стороны основателей и распространителей этих систем и школ. Разобрать все это в подробностях тем менее возможно, что писания гностиков известны нам только по немногим отрывкам и по чужому, притом полемическому изложению. Это предоставляет большой простор гипотезам, из которых одна заслуживает упоминания. В нынешнем веке некоторые ученые (напр., ориенталист И. И. Шмидт) ставили Г. в специальную связь с буддизмом. Достоверно тут только: 1) что со времени походов Александра Македонского Передняя Азия, а чрез нее и весь греко-римский мир, сделались доступны влияниям из Индии, которая перестала быть для этого мира неведомою страною и 2) что буддизм был последним словом восточной «мудрости» и доныне остается самою живучею и влиятельною из религий Востока. Но с другой стороны исторические и доисторические корни самого буддизма далеко еще не вскрыты наукою. Многие ученые не без основания видят здесь религиозную реакцию со стороны темнокожих до-арийских обитателей, а этнологическая связь этих индийских племен с культурными расами, издавна населявшими Нильскую долину, более чем вероятна. Общей племенной почве должен был соответствовать и общий фон религиозных стремлений и идей, на котором в Индии, благодаря воздействию арийского гения, образовалась такая стройная и крепкая система, как буддизм, но который и в других местах оказывался не бесплодным. Так. обр. то, что в Г. приписывается влиянию индийских буддистов, может относиться к более близкому воздействию их африканских родичей, тем более, что высший расцвет Г. произошел именно в Египте. Если внешняя историческая связь Г. специально с буддизмом сомнительна, то содержание этих учений несомненно показывает их разнородность. Помимо различных, чуждых буддизму религиозных элементов, Г. вобрал в себя положительные результаты греческой философии и в этом отношении стоит неизмеримо выше буддизма. Достаточно указать на то, что абсолютному бытию буддизм дает только отрицательное определение Нирваны, тогда как в Г. оно определяется положительно как полнота (плирома). Несомненную связь с Г. имеет другая, ничтожная по своему распространению сравнительно с буддизмом, но во многих отношениях весьма любопытная религия мандейцев или сабиев (не смешивать с сабеизмом в смысле звездопоклонства), доныне существующая в Месопотамии и имеющая свои священные, древнего происхождения, хотя и дошедшие до нас в более поздней редакции книги. Эта религия возникла незадолго до появления христианства и находится в какой-то невыясненной связи с проповедью св. Иоанна Крестителя; но догматическое содержание мандейских книг, насколько его можно понять, заставляет видеть в этой религии прототип Г. Самое слово манда, от которого она получила название, значить по-халдейски тоже, что греческое gnvsiV (знание). II. Основные черты Г.    В основе этого религиозного движения лежит кажущееся примирение и воссоединение божества и мира, абсолютного и относительного бытия, бесконечного и конечного. Г. есть кажущееся спасение. Гностическое мировоззрение выгодно отличается от всей дохристианской мудрости присутствием в нем идеи определенного и единого целесообразного мирового процесса; но исход этого процесса во всех гностических системах лишен положительного содержания: он сводится, в сущности, к тому, что все остается на своем месте, никто ничего не приобретает. Жизнь мира основана только на хаотическом смешении разнородных элементов (sugcusiV arcikh), и смысл мирового процесса состоит лишь в разделении (diakrisiV) этих элементов, в возвращении каждого в свою сферу. Мир не спасается; спасается, т. е. возвращается в область божественного, абсолютного бытия, только духовный элемент, присущий некоторым людям (пневматикам), изначала и по природе принадлежащим к высшей сфере. Он возвращается туда из мирового смешения цел и невредим, но без всякой добычи. Ничто из низшего в мире не возвышается, ничто темное не просветляется, плотское и душевное не одухотворяется. У гениальнейшего из гностиков, Валентина, есть зачатки лучшего миросозерцания, но оставшиеся без развития и влияния на общий характер системы. Наиболее трезвый философский ум между ними – Василид – отчетливо выражает и подчеркивает ту мысль, что стремление к возвышению и расширению своего бытия есть лишь причина зла и беспорядка, а цель мирового процесса и истинное благо всех существ состоит в том, чтобы каждое знало исключительно только себя и свою сферу, без всякого помышления и понятия о чем-нибудь высшем.   С этою основною ограниченностью Г. логически связаны и все прочие главные особенности этого учения. Вообще гностические идеи, несмотря на свою фактическую и мифологическую оболочку, по содержанию своему суть плод более аналитической, нежели синтетической работы ума. Гностики разделяют или оставляют разделенным все то, что в христианстве (а отчасти и в неоплатонизме) является единым или соединенным. Так идея единосущной Троицы распадается у гностиков на множество гипостазированных абстракций, которым приписывается неравномерное отношение к абсолютному первоначалу. Далее, все гностические системы отвергают самый корень общения между абсолютным и относительным бытием, отделяя непроходимою пропастью верховное Божество от Творца неба и земли. Этому разделению первоначала мира соответствует и разделение Спасителя. Единого истинного Богочеловека, соединившего в себе всю полноту абсолютного и относительного бытия, Г. не признает: он допускает только Бога, казавшегося человеком, и человека, казавшегося Богом. Это учение о призрачном богочеловеке, или докетизм, так же характерно для гностической христологии, как разделение между верховным Божеством и творцом мира – для Г. теологии. Призрачному спасителю соответствует и призрачное спасение. Мир не только ничего не приобретает, благодаря пришествию Христа, а напротив, теряет, лишаясь того пневматического семени, которое случайно в него попало и после Христова явления извлекается из него. Г. не знает «нового неба и новой земли»; с выделением высшего духовного элемента мир навеки утверждается в своей конечности и отдельности от Божества. С единством Бога и Христа отрицается в Г. и единство человечества. Род людской состоит из трех, по природе безусловно разделенных, классов: материальных людей, погибающих с сатаною – душевных праведников, пребывающих навеки в низменном самодовольстве, под властью слепого и ограниченного Димиурга, – и духовных или гностиков, восходящих в сферу абсолютного бытия. Но и эти от природы привилегированные избранники ничего не выигрывают чрез дело спасения, ибо они входят в божественную плирому не в полноте своего человеческого существа, с душой и телом, а только в своем пневматическом элементе, который и без того принадлежал к высшей сфере.   Наконец, в области практической неизбежным последствием безусловного разделения между божественным и мирским, духовным и плотским являются два противоположные направления, одинаково оправдываемые Г. : если плоть безусловно чужда духу, то нужно или совсем от ее отрешиться, или же предоставить ей полную волю, так как она ни в каком случае не может повредить недоступному для нее пневматическому элементу. Первое из этих направлений – аскетизм – более прилично для людей душевных, а второе – нравственная распущенность – более подобает совершенным гностикам или людям духовным. Впрочем, этот принцип не всеми сектами проводился с полною последовательностью. Итак, Г. характеризуется непримиримым разделением между Божеством и миром, между образующими началами самого мира, наконец между составными частями в человеке и человечестве. Все идейные и исторические элементы, входящие в христианство, содержатся и в Г., но только в разделенном состоянии, на степени антитез. III. Классификация гностических учений.    Указанный. основной характер Г. по степени своего проявления может служить руководством и для естественной классификации гностических систем. Неполнота источников и хронологических данных с одной стороны и значительная роль личной фантазии в умозрении гностиков – с другой, допускают лишь крупные и приблизительные деления. В предлагаемом мною делении логическое основание совпадает с этнологическим. Я различаю три главные группы: 1) существенная для Г. непримиримость между абсолютным и конечным, между Божеством и миром является, сравнительно, в скрытом и смягченном виде. Происхождение мира объясняется неведением или ненамеренным отпадением или отдалением от божественной полноты, но так как результаты этого отпадения увековечиваются в своей конечности, и мир с Богом не воссоединяется, то основной характер Г. остается и здесь во всей силе. Творец неба и земли – Димиург, или Архонт, – является и здесь совершенно отдельным от верховного Божества, но не злым, а только ограниченным существом. Этот первый вид представляется Г. египетским, сюда принадлежат как зачаточная форма Г., и учение Керинфа (современника ап. Иоанна Богослова и «наученного в Египте», по свидетельству св. Иринея), так и самые богатые содержанием, наиболее обработанные и долговечные учения, а именно системы Валентина и Василида – Платона и Аристотеля гностицизма, с их многочисленными и разнообразно разветвленными школами; сюда же должно отнести египетских офитов, оставивших вам памятник своего учения, на коптском языке, в книге: «Пистис София».   2) Гностическое раздвоение выступает с полною резкостью, именно в космогонии: мир признается прямо злонамеренным созданием противобожественных сил. Таков гнозис сиро-халдейский, куда принадлежат азиатские офиты или нахашены, ператы, сифиане, каиниты, элкесаиты, последователи Юстина (не смешивать со св. Иустином философом и мучеником), затем Сатурнил и Вардесан; связующим звеном между египетским и сиро-халдейским гнозисом могут служить последователи Симона Волхва и Менандра.   3) Гнозис малоазийский, представляемый, главным образом, Кердоном и Маркионом; здесь гностические антитезы выступают не столько в космогонии, сколько в религиозной истории; противоположность – не между злым и добрым творением, а между злым и добрым законом (антиномизм), между ветхозаветным началом формальной правды и евангельской заповедью любви. IV. Источники и литература:    «PistiV Sojia», изд. Петерманна; св. Иринея Лионского пять книг против ересей (многократно издавались со времен Эразма Роттердамского: есть русский перевод священника П. А. Преображенского, М. 1871); Ипполита, «ўElegcox kata paston airesewn», первое изд. Е. Miller (Оксфорд, 1851; англ. перевод в собрании «Antenicene Christian library»); Климента Александрийского, в «Строматах» и в «ўEpitomai ek tvn Qeodotou ktl». – Значение второстепенных источников имеют сочинения против гностиков Тертуллиана, св. Епифания и блаж. Феодорита. Важнейшие сочинения о Г. с конца прошлого века: Munter, «Versuch uber die christi. Alterthumer der Gnostiker»; Neander, "Genetische Entwickelung d. gnost. Syst. "; Matter, "Histoire critique du Gn. "; J. J. Schmidt, "Verwandschaft der gn. Lehre mit den Rignssyst. des Or. "; Mohler, "Ursprung des Gn. "; Baur, «Die christi. Gnosis». Все эти сочинения значительно устарели. Из новейших исследователей Г. следует назвать Hilgenfelda и в особенности Harnacka ("Zur Quellenkritik der Gesch. d. Gn. " и др.). На. русском языке есть замечательное сочинение прот. А. М. Иванцова-Платонова: «Ереси и расколы первых трех веков», посвященное преимущественно Г., но, к сожалению, остановившееся на первом томе (исследование источников). Владимир Соловьев. Гну    Гну (Catoblepas) – род животных из подсемейства антилоп (Antilopina), сем. полорогих, Cavicornia, подотряда жвачных Ruminantia, отряда парнокопытных млекопитающих, Artiodactyla. Туловище Г. напоминает лошадь, голова похожа на бычачью. Ноздри прикрыты как бы крышечкой; у обоих полов сжатые, широкие, покрытые рубцами рога, загнутые вперед и в стороны, с концами загнутыми вверх; хвост покрыт длинными волосами и напоминает лошадиный; над носом щетка длинных волос; на шее и на щеках волоса удлинены в виде гривы; на остальном теле гладко лежащие волоса. На месте слезных ямок железистые бородавки. Один из видов этого рода Г., Catoblepas gnu Sund., достигает общей длины тела (вместе с хвостом) до 2, 8 м.; длина хвоста без волос 50 см., вместе с волосами 80 – 90 стм.; высота в плечах 1,2 м. Основной цвет темный серо-бурый; грива на затылке беловатая; длинные волосы над носом, на горле и груди бурые; венец щетин вокруг каждого глаза белый; волоса хвоста у корня серо-бурые, на концах беловатые. Самка по окраске ничем не отличается, но ростом меньше и рога ее слабее; новорожденные телята безрогие, но уже имеют гриву. Г. живет в южной Африки большими стадами, предпринимает по степям большие странствования; в южн. Африке нет животного быстрые Г. Они очень любопытны и приближаются ко всякому предмету, возбудившему их внимание. Их поведение и движения крайне странны и забавны; они напоминают то осла или лошадь, то корову. Бегут иноходью. Самки приносят одного детеныша, к кот. нежно привязаны. Пойманные Г. в неволе не приручаются. Охота на ними довольно трудна, вследствие чрезвычайной быстроты их бега; мясо очень вкусно. Второй вид этого рода, полосатый Г., Catoblepas taurina Н. Sm., заметно крупнее первого: общая длина тела доходит до 3 м., выс. в плечах 1, 6 м. Отличается также более покатой спиной и более длинной гривой. Основной цвет темный пепельно-серный, с явственными черными поперечными полосами; грива и хвост черные. Полосатый Г. живет также в южной Африке, но идет далее на С, до области Верхнего Нила. Держится преимущественно в травянистых равнинах. По образу жизни не отличается от обыкновенного.   Г. Гоббс    Гоббс (Фома Hobbes) – знаменитый английский философ, род. в 1688 г. Отец его, английский священник, познакомил сына с древними писателями: 8-ми лет Г. перевел «Медею» Еврипида латинскими стихами; 15-ти лет поступил в оксфордский университет, изучал схоластическую философию и научался презирать Аристотеля. В качестве воспитателя молодого Кавендиша, впоследствии гр. Девонширского, путешествовал по Франции и Италии. По возвращении в Англию сблизился с Баковом, политические взгляды которого, вероятно, имели влияние на Г. В 1628 г. Г. перевел Фукидида, чтобы убедить своих сограждан в опасностях демократии. Совершил еще два путешествия на материк, благодаря которым познакомился со многими выдающимися лицами, напр., с Галилеем, Гассенди, Мерсенном. Последний побудил Г. написать замечания о сочинениях Декарта, вызвавшие весьма презрительное суждение Декарта о Г. Когда началась борьба между Карлом I в парламентом, боязливый Г. вновь уехал в Париж в оставался около 13-ти лет на материке. В 1642 г. Г. издал, в ограниченном числе экземпляров, «Decive», вошедшую впоследствии в состав его «Elementa philosophica». Эта книга понравилась сыну Карла I (впоследствии Карлу II). Г. сделался его учителем математики и, по словам Бэрнета, имел пагубное влияние на будущего короля. В 1650 г. Г. издал «Трактат о человеческой природе», а в 1651 г. – «Левиафан». «Левиафан» повредил Г. во многих отношениях. Роялисты усмотрели в «Левиафане» оправдание узурпации Кромвеля; теологи негодовали на Г. за его отзывы о религии. Возвратясь в Англию, Г. сблизился с Кромвелем, но политической роли не играл; он жил в обществе Гарвея, Сельдена и др. и издал в 1665 г. «De соrроrе», в 1668 г. – «De homine». По смерти Кромвеля, опасаясь смут, Г. снова бежал в Париж, но реставрация сделала возможным его возвращение. Карл II ничего не сделал для своего учителя; в 1666 г. «Левиафан» был запрещен. Г. имели многих поклонников, но и многих врагов, напр. Валлиса, критиковавшего, как математические, так в политические учения Г. Полемика с Валлисом в неприятности теологического характера заставили Г. покинуть Лондон и поселиться в деревне. В 1668 г. он издал свои сочинения; перед смертью он написал автобиографию латинскими стихами и перевел Гомера. Ум. в 1679 г., на 91 году от роду, несмотря на то, что появился на свет семимесячным ребенком и всю жизнь был весьма слабого здоровья. Полное собрание его сочинений, английских и латинских, издано в 1889 г. в Лондон («Opera philosophica latina» и «English Works»).   Философия Г. представляет собой весьма талантливо и последовательно проведенное механическое мировоззрение, со всеми его крайностями и со всей односторонностью. Философию Г. отождествляет с наукою вообще и видит в ней познание следствий из причин и причин из следствий, приобретенное путем умозаключений. Он делит ее на логику, на «первую философию» (Г. удерживает старый Аристотелевский термин, разумея науку об общих идеях, времени, пространстве причин etc.), на геометрию, физику и астрономию и на гражданскую философию, трактующую о человеке и государстве.   Единственный предмет философии (в науке) – тела, ибо только тела существуют; всякое тело конечно и только конечное может быть познано. Бог непознаваем и не составляет предмета науки, а есть объект теологии, веры. Точно также не может быть предметом науки душа, ибо она не имеет реальности. Орудием науки является мышление, состоящее в сравнении и различении, в сложении в вычитании. Мышление, таким образом, сводится к вычислению, логика – к математике. Такое ограничение для Г. возможно и естественно, ибо всю реальность он свел к телам, а качества тел – к движениям, рассмотрение которых вполне исчерпывается математическим вычислением. Это основное воззрение Г. вытекает из сенсуалистических посылок. Движения вызывают во внешних органах впечатления, впечатления вызывают движения внутри вас, благодаря чему возникают идеи. Все наше познание состоит из идей. Связь идей становится тем более прочной и воспроизведение их тем более легким, чем чаще они воспроизводились вместе. Основой ассоциации идеи служит физиологическая связь между следами движений. Сравнение, соединение и разделение перерабатывает первоначальные идеи в другие более сложные и отвлеченные, подобно тому, как идеи последовательных чисел мы получаем из соединения идей отдельных единиц. Соединять мы можем только те идеи, которые были получены деятельностью внешних чувств; поэтому идей бестелесных предметов у нас быть не может. Все наши идеи касаются лишь конечных предметов; идея же бесконечности обозначает или нашу неспособность положить предел увеличению количеств, или же просто неопределенность ограничения. Сравнение, соединение и разделение суть только виды одной в той же деятельности; простые идеи, воспринятые путем ощущений, не подвергаются измерениям, а рассматриваются то рядом, то в слиянии, то раздельно. Весьма вероятно, что это участие Г. в теории познания и дальнейшее развитие его в учении о языке имело некоторое влияние на Локка и вообще на всю ассоциационную психологию англичан, не исключая и Джона Стюарта Милля, с которым, по-видимому, у Г. мало общего. Под опытом Г. разумеет знание единичных фактов, прошедших и настоящих, дающее возможность некоторого предвидения будущего. Воля, как и познание, возникает из впечатлений, производимых внешним миром на человека. Эта впечатления сопровождаются не только теоретическими состояниями, но и чувством удовольствия и неудовольствия. Удовольствие человек стремится усилить, неудовольствие – ослабить. Само по себе удовольствие есть ничто иное, как движение. происходящее в сердце человека, как восприятие есть движение, происходящее в голове человека. Стремление сохранить и усилить удовольствие переходит в расположение, подобно тому как противоположное стремление – в нерасположение. Вещи, вызывающие в нас удовольствие, мы считаем добром, противоположные злом. Стремления, принявшие форму расположения, переходят в действия; нерасположение влечет за собой воздержание от действий. Действию предшествует обдумывание его; намерением называются отдельные расположения; сочетание их называется выбором; результат выбора называется волею, а вызываемое волею действие – произвольным действием. Воля обозначает только последнюю ступень в акте обдумывания. Свободным мы называем то тело, которое не встречает внешних препятствий. Внутренние препятствия не имеют отношения к свободе. Все произвольные действия Г. называет свободными, ибо они проистекают из внутренних стимулов и совершаются без внешних препятствий. Обычное учение о свободе воли несогласно, по мнению Г., и с Священным Писанием, и с законом причинности. Рассматривая действия человека, легко убедиться, что они все необходимы и, имея в Боге, как первопричине, достаточное основание, предвидимы им, т. е. необходимы. Итак, в произвольных действиях свобода и необходимость соединены в одно. Выбор склоняется всегда в сторону сильного расположения, а объектом, склоняющим наш выбор всегда является величайшее представляемое нами благо. Абсолютного блага не существует; то что для нас есть благо, является злом для наших врагов. Прекрасное и полезное по существу не различаются от блага. "Предмет, поскольку его желают, называется хорошим, приятным, ежели его желают самого по себе, – полезным, ежели его «желают ради какого-либо иного предмета» («De homine», XI, 5).   Рассматривая человека с этической в политической точек зрения, Гоббс следует той же дедуктивной, математической методе, как и в физике. Этика и политика тесно связаны, ибо все этические понятия начинаются лишь с перехода людей из состояния природы в состояние государства. По природе все люди равны между собой. Из этого естественного состояния равенства всех людей должна возникнуть война всех против всех (bellum omnium contra omnes). Люди не по природе общительны, как учил Аристотель, а стремятся лишь к властвованию одного над другими, что и ведет к войне. Но состояние войны есть состояние страха и опасности, из которого необходимо выйти; поэтому мир есть первое требование естественного закона, выражающего правило воздержания каждого отдельного лица от того, что ему вредно. Для достижения мира необходимо каждому лицу отказаться от неограниченного его права на все. Этот отказ может быть сделан или в форме отречения, или же в форме перенесения прав одного лица на другое. Вторым способом, т. е. перенесением прав всех на одно или несколько лиц, и создается государство. Все права без исключения переданы государству, которое является неограниченным. Подчинение государственной власти – безусловное, ибо неповиновение государственной власти повело бы вновь к войне всех против всех. Перечислив права государства (охрана мира, цензура учений, установление законов, суд, объявление войны, установление администрации, награды), Г. приписывает их верховной власти. Государства бывают трех родов: демократия, аристократия и монархия. Из этих трех форм государства одна лишь монархия достигает своей цели – безопасности граждан, и есть, таким образом, наилучшая. Обязанность монарха – общественное благо (salus publica suprema lex). Для его охраны верховная власть обладает всемогуществом, поскольку оно доступно человеку, а отдельный гражданин по отношению к верховной власти является вполне бесправным и ничтожным. Представитель верховной власти, как источник законов, стоит выше их; он определяет понятие справедливого и несправедливого, честного и бесчестного, моего и твоего. Он ответственен только перед Богом. Лишь в том случае, когда верховная власть неспособна охранять мир против внутренних или внешних врагов, граждане не обязаны ей повиноваться. Верховная власть определяет и религиозные догматы, и культ. Духовная и светская власть соединены в одном лице церковь и государство составляют неразрывное целое.   Многое в политической истории Г. казалось и кажется несправедливым и отталкивающим; но нельзя не признать последовательности проведения выставленного Г. принципа, нельзя не видеть в его теории зародышей многих важных мыслей, напр. отделение нравственности от теологии. О Г. см. Бершадский, «Очерки истории философии права» (СПб., 1892, стр. 169 – 207); Чичерин, «История политических учений»; Серебренников, «Учение Локка о прирожденных началах» (СПб., 1892, стр. 139 – 188); Aubrey, «Vie de Thomas Hobbes»; Lyon, «La philosophie de Hobbes» (Пар., 1893); Robertson, «Hobbes» (Эдинбург, 1886).   Э.P. Гобелены    Гобелены (Gobelins) – тканые ковры ручной работы, на которых разноцветною шерстью и отчасти шелком воспроизведены картины и нарочно приготовленные картоны более или менее известных художников. Эти изящные изделия, служащие для украшения стен и иногда для обивки роскошной мягкой мебели, ведут свое начало от коврово-ткацкого мастерства Средних веков и эпохи Возрождения, процветавшего сперва в Аррасе, во Фландрии (appaccкие ковры, аррацци), производившегося потом, в XVI ст., преимущественно в Брюсселе и, наконец, доведенного до высокой степени совершенства во Франции. Свое название Г. получили от семейства, имя которого перешло к принадлежавшей ему фабрике в местности, где она была устроена, и к ее изделиям. Родоначальник этого семейства, красильщик Жилль Гоббелен, прибыв, в царствование франц. короля Франциска I из Реймса в Париж, основал неподалеку от этого города, на ручье Бьевр (Biеvre), красильню для шерсти. Его наследники в XVI ст. продолжали содержать это заведение и прибавили в нему ковровую ткацкую в роде тех, какими славилась тогда Фландрия. По представлению великого Кольбера, Людовик XIV купил красильню и ткацкую в казну, наделил их статутом, богатыми материальными средствами и новым зданием и создал, таким образом, «Королевскую гобеленовскую мануфактуру», произведения которой, вследствие своей дороговизны, шли почти исключительно на убранство королевских дворцов и на подарки, и лишь в редких случаях поступали в продажу. Несмотря на значительность расходов, требовавшихся на содержание мануфактуры и не вознаграждавшихся никаким доходом, она продолжала существовать при всех сменявшихся с тех пор правительствах Франции и существует до настоящего времени, как художественное учреждение, составляющее гордость этой страны. В механическом отношении, техника гобеленовского производства очень проста, но требует от мастера много терпения, опытности в художественных познаний: хорошим ткачом Г. может быть только образованный артист, в своем роде живописец, отличающийся от настоящего только тем, что средства его состоят не в полотне, палитре с красками и кистях, а в нитяной основе, шпульках с разноцветною шерстью и искусных пальцах; так как ему приходится воспроизводить оригиналы, писанные масляными или фресковыми красками, и притом почти всегда оригиналы первоклассные, то для того, чтобы копировать их с достаточною точностью, он должен быть сведущ в рисунке, колорите и светотени не меньше настоящего живописца, а сверх того, обладать еще и полным знанием своих специальных средств. По способу исполнения, Г. бывают двоякого рода: одни ткутся на станке, в котором основа натянута в отвесном положении; это более дорогой, трудный, но вместе с тем и совершеннейший сорт ковров, называемый haute-lisse; другие ковры, при ткании которых основа имеет горизонтальное положение, чрез что труд работающего значительно облегчается, носят название basse-lisse. Парижская национальная мануфактура с 1826 г. занимается изготовлением исключительно ковров первого рода. По переводе контуров оригинала, при помощи кальки и угля, на основу, ткач ковра haute-lisse помещается с задней стороны своего будущего произведения и начинает работать маленькими шпульками, на которые намотана шерсть всех разнообразных цветов и оттенков, встречающихся в колорите оригинала. Пропуская шпульку с шерстью какого-либо цвета чрез основу и опутывая ею последнюю, он повторяет эту операцию потребное число раз, а затем бросает прежнюю шпульку и принимается за другую с шерстью другого нюанса, с тем, чтобы возвратиться к первой шпульке, когда потребуется снова. Работа идет медленно, на маленьком пространстве, при чем мастеру приходится то и дело поворачиваться назад, дабы справляться с помещенным позади него оригиналом, или вставать с своего места, чтобы взглянуть на результат работы, получившийся с лицевой стороны основы. Опытный гобеленщик может исполнить, средним числом, не более 28 кв. см. в день, или 4/5 кв. метра в год (если считать в году 300 рабочих дней), и правительство за одно лишь тканье каждого вв. метра платит 2000 – 2100 фр.; целый ковер большого размера обходится в 50000, 75000 фр. То обстоятельство, что один мастер может работать только над небольшим кусочком ковра, позволяет нескольким лицам, иногда 5 – 6 человекам, участвовать в исполнении одного и того же Г. одновременно. Гобеленовская мануфактура сама приготовляет для себя художников и содержит для них особое училище, в котором, сверх ткацкого дела, преподаются рисование и живопись. В 1826 г. к ней присоединена фбр. тканых ковров Савоннери, основанная в 1604 г. и получившая свое название от помещения, где некогда находился мыловаренный завод. Фабрика эта специально занимается выделыванием так назыв. бархатных ковров для пола и для мебели. Фабрикация ковров basse-lisse, по прекращении ее в гобеленовской мануфактуре, производится теперь во Франции исключительно в Бове и Обюссоне. См. Lacordaire, «Notice historique sur les manifactures impеriales de tapisserie des Gobelins et de tapis de la Savonnerie» (Пар., 1868) и E. Muntz, «La Tapisserie» (один из томов «Bibliotheque de lenseignement des beauxarts»).   А. C-в. Гоби    Гоби. – Довольно неопределенное название, применяемое к пустыням в обширной области Центральной (нагорной) Азии, от Памира и верховий Иртыша на западе, до границ собственного Китая на Ю; но однако чаще применяется к пустыням вост. части этой области, т.е. вост. Монголии. Арх. Иоакинф (Бичурин) пишет, что Г. по-монгольски обозначает не только песчаную пустыню, но вообще пустыни, местности без воды и пастбищ. Китайцы употребляют слово Г. в том же значении, как китайское Ша-мо (песчаная пустыня). Они отличают большие пространства песков (Та-Гоби) и малые (просто Г.). Кроме того, отдельные участки пустынь носят особые названия (Галбын – Г. и т. д.). Неверно распространять название Г. на обширные пространства всей восточной Монголии, где более степей, чем пустынь. Благодаря неверному понятию, что вся восточная Монголия принадлежит к области Г., получилось неверное понятие и о климате страны, о полном отсутствии дождя и снега и т.д. По замечанию Г. Н. Потанина, во всей Центральной (нагорной) Азии пески распределены иначе, чем в степях Туркестана: в первых они занимают сравнительно высокие места, в последних, главным образом, самые низкие. Барон Рихтгофен («China», ч. 1, стр. 22 и сл.) предлагает для всех невысоких нагорий Центральной Азии название Хан-хай (Hanhai), т.е. осушенного средиземного мора Центральной Азии. Гобой    Гобой (Oboe – ит., Hantbois – фр., Hoboe – нем.) – деревянный духовой муз. инструмент, принадлежит к группе тех духовых инструментов, мундштук которых снабжен язычком (Г., фаготы, кларнеты, саксофоны). Корпус Г. состоит из конической трубки с дырочками и клапанами. Мундштук, в который играющий дует, состоит из двух язычков. Г. – происхождения восточного; первообраз его до сих пор встречается на Востоке под названиями: замр, зурна, карная и др. Г. был известен в Европе уже в XV в. Объем диапазона Г. в настоящее время от си бемоль в малой октаве до ля в 3-й октаве, но обыкновенно строй его пишется от си в малой октаве до фа в З-й октаве.   Г. дает на всем протяжении хроматическую гамму. Ноты его звучат, как пишутся. Общий характер звука – пасторальный; чем выше звуки, тем они тоньше; чем ниже, тем полновеснее. Г. больших размеров и более низкого строя называется английским рожком (согао inglese – итал., cor anglais – франц., englisches Horn – нем.). Английский рожок – усовершенствованный старинный лесной или охотничий Г. (oboe dicaccia) и звучит квинтою ниже писанных нот его партии. Тембр у этого инструмента менее резкий, чем у Г., более туманный. Английский рожок весьма употребителен в современных оркестрах. Г. соответствует голосу высокого сопрано, англ. рожок – контральто. Есть еще Г. damour, соответствующий меццо-сопрано; звучит малою терцией ниже писанных нот. Этот инструмент часто встречается в сочинениях Баха. Тембр его нежный. В настоящее время применяется редко, только в Бельгии.   Н. С. Говор    Говор – так называется язык известной части какого-нибудь народа, представляющий, на ряду с общими характерными признаками данного языка, также и известные отличия, хотя и столь незначительные, что они не затрудняют устных сношений с другими представителями этого же народа (особенно близко живущими). В логическом отношении понятие Г. может быть сравнено с понятием разновидности в естественных науках. Причины, вызывающие образование те же, что лежат в основе изменений языка вообще. Каждый представитель известного народа имеет, строго говоря, свой собственный индивидуальный Г., в известной степени отличный от Г. каждого другого своего соплеменника. Но в силу условий общественной жизни, вызывающих постоянное взаимное влияние таких индивидуальных Г. друг на друга, индивидуальные разницы звуковые, лексические, формальные и синтаксические сглаживаются настолько, что их смело можно выговаривать. Условием для образования однородной (в смысле языковом) группы населения является возможность непосредственного сношения между отдельными ее представителями. Если бы взаимное сношение было одинаково сильно во всех частях пространства, занимаемого известным народом, то не было бы и Г., а одни только, очень похожие друг на друга индивидуальные языки. Но так как непосредственное взаимное сношение возможно лишь внутри известной небольшой группы населения. то это и делает ее язык несколько разнящимся от языка другой такой же небольшой группы. Вследствие этого же между Г. двух подобных соседних групп населения разница обыкновенно меньше, чем между Г. двух групп, разделенных друг от друга дальностью расстояния или известными, сильно затрудняющими сношения, причинами физического или общественного свойства. Поэтому в странах равнинных, с хорошими природными путями сообщения, едиными в смысле политическом, напр., в России, разницы между говорами не так велики, как в странах, раздробленных в политическом отношении (прежняя Германия, где только с 70-х гг. особенно сильно стал распространяться письменный общий язык, в силу политического объединения), или гористых (Греция, Тироль, Швейцария), на морских о-вах и т. д. Изучение народных Г. (так наз. диалектология) весьма важно в научном отношении и на Запад стоит уже очень высоко. Нельзя, к сожалении, сказать того же об изучении наших русских Г., которое едва лишь начато. О говорах вообще см. Paul, «Prinzipien der Sprachgeschichte» (8 изд., Halle, 1886, гл. II); Lundell, «Sur letude des patois» («Techmer, Internationale Zeitschr. f. allgem. Sprachwissenschaft», 1884), Phil. Wegener,"Die Bearbeitung d. lebenden Mundarten" (в «Paul. Grundriss der german. Philologie», т. 1, V Abschnitt). Понятие Г. нередко смешивается с более широким понятием наречия; при этом, однако, чаще последние термин употребляется вместо первого, но не наоборот. Так говорят о наречиях русского языка (Даль и др.) в смысле «говоров», но едва ли кто назовет малорусское и белорусское наречие «говорами».   С. Булич. Гог и Магог    Гог и Магог: – 1) в Ветхом Завете имена князя и народа, которые, по пророчеству Иезекииля, в отдаленном будущем придут с севера в Святую землю для истребления Израиля, но погибнут на горах Израилевых от Господа. В Апокалипсисе Г. и Магог означают все земные царства, который в последние дни мира восстанут, по обольщению дьявола, против царства Христова, но погибнут, вместе с обольстителем, в озере огненном и серном. 2) Два народа в арабских летописях, по мнению ученых – массагетяне. 3) Две древние колоссальные каменные фигуры в Гильдгалле в Лондоне. Они, по легенде, олицетворяют победу саксонского великана над корнваллийским. Гойя    Гойя-и-Луциентес (Франциско Goya у Lucienles) знаменитый испанский живописец и гравер (род. 1746, умер 1828); еще в детстве он обнаружил необычайные художественный способности; учился у живописца X. де-Луцара-Мартинеса, в Сарагоссе; провел юность, полную тревожных приключений, и в 1765 году попал в Рим, где занимался не столько живописными работами и копированием итальянских мастеров, сколько наглядным изучением их средств и манеры. По возвращении своем в Испанию в 1774 г., он вскоре вошел в славу у сооте
на заглавную О сайте10 самыхСловариОбратная связь к началу страницы
© 2008-2014

online
magazines pdf download
download magazine pdf
download ebooks pdf
XHTML | CSS
1.8.11