Онлайн словарь
П
ПС

Психоаналитические термины и понятия-21

[loadfile: templates/common/google_ads.txt is empty]
 
аемую и реальную внешнюю опасность. Поскольку невротические симптомы рассматриваются как “избегание” неприятных переживаний, связанных с тревогой, это понятие имеет центральное значение для всего психоанализа. Симптомы не вызывают тревоги; если тревога сосуществует с невротическими симптомами, это обычно означает, что симптомы не способны связать всю тревогу. Первоначально Фрейд относил тревогу к нарушениям сексуального функционирования. В своей первой теории тревоги он полагал, что неадекватная разрядка либидо трансформируется в тревогу. Это положение, однако, оказалось во многом спорным и ограниченным: если тревога и вытеснение неразрывно связаны, причем таким образом, что вытеснение вызывает тревогу, то всякое ослабление вытеснения должно сопровождаться уменьшением тревоги. Такой аффект, тем не менее, наблюдается далеко не во всех случаях. Кроме того, сходство внешних проявлений тревоги и страха — не аккумулирующих сексуальное напряжение — ставило концепцию в тупик. Во второй теории тревоги Фрейд (1926) рассматривал тревогу с позиции Я, определяя ее как специфический ответ на индивидуально значимую угрозу. При реалистичной тревоге (то есть страхе) угроза вытекает из распознаваемой внешней опасности, в то время как при невротической тревоге опасность исходит изнутри. Фрейд различал также два вида провоцирующих тревогу ситуаций. Для первого вида типичной является ситуация рождения, когда тревога есть результат массивного нарастания внешних стимулов, с которыми организм еще не в состоянии справиться. Такая автоматическая тревога наблюдается в детском возрасте при слабом и незрелом Я. Ситуации второго типа являются более типичными и относятся к периоду, наступающему после созревания защитной организации психики. В таких ситуациях тревога не является результатом опасности, а нарастает при ее предвосхищении или ожидании. Она получила название сигнальной тревоги. В ответ на сигнальную реакцию приводятся в действие защитные операции Я. В ситуации объективной угрозы сигнал тревоги представляет собой адаптивный ответ, тогда как в случае психического конфликта тревога может быть отражением не доступных осознанию (и/или действию) возникающих импульсов или болезненных чувств. В наиболее рафинированной и функционально эффективной форме сигнал тревоги ограничивается “похожим на мысль” осознанием, позволяющим совладать с опасной ситуацией. Если же интенсивность тревожных переживаний чересчур велика, то тогда тревога выходит из-под контроля, что приводит к временной функциональной дезорганизации индивида. Такое состояние описывается под названием панического или травматического. Паника рассматривается как отражение ранних стадий развития с выраженным чувством беспомощности; реакция является глобальной. Фрейд описал типичные ситуации угрозы, имеющие место в развитии ребенка. Первая из них — утрата объекта любви, опекуна (обычно матери), от которого ребенок наиболее зависим. Позже, когда начинает восприниматься ценность объекта и появляется константность объекта, все более отчетливой становится угроза утраты объекта любви. Еще позже на первое место выходит страх телесного повреждения (кастрации). Наконец, для латентного периода характерен страх быть лишенным любви, покинутым и наказанным (интернализированными репрезентантами родителей, то есть Сверх-Я). Фрейд отмечал, что, хотя эти “опасности” специфичны для разных фаз, они могут существовать и в Я взрослого. Наличие ранних форм тревоги на более поздних стадиях развития является отражением невротической фиксации; невротическая личность бессознательно боится одной из этих ранних опасностей, переживая тревогу в виде реакций или симптомов, служащих отражению или связыванию этой тревоги. Во второй теории тревоги Фрейда акцент смещен с физиологических аспектов проблемы к психологическим. Описав тревогу как связанную с предвосхищением и ожиданием опасности, он создал концепцию, имеющую более широкое приложение и обладающую большей “силой” интерпретации наблюдаемых фактов. Новая теория ознаменовала также изменения в суждениях Фрейда относительно Я, которое он начал рассматривать как совокупность психических функций, активную, богатую ресурсами и имеющую большое значение в структуре психики.   См. аффект, конфликт, функции Я. [131, 312, 319, 604, 697]     ТРЕВОГА ВОСЬМИ МЕСЯЦЕВ (EIGHT-MONTH ANXIETY)   См. страх незнакомца.     ТРЕВОЖНЫЕ РАССТРОЙСТВА (ANXIETY DISORDER)   Невроз страха (anxiety neurosis) Состояние тревоги (anxiety state) Тревожный характер (anxiety character) Современное психиатрическое обозначение симптоматических образований, в которых центральным фактором является тревога, будь то осознаваемая или неосознаваемая. Тревожные состояния не включают в себя шизофрению, первичные аффективные расстройства и органическую дисфункцию мозга. В целом нозологическая классификация учитывает психоаналитическую концепцию тревоги как сигнального аффекта, возникающего из конфликта сил психики и проявляющегося в виде различных компромиссных образований или симптомов. Пациент не всегда может переживать тревогу, а аналитик ее наблюдать; в других случаях тревога выражается достаточно явно в виде преходящего, рекуррентного, стойкого или постоянного феномена. Особенности ее зависят от эффективности защитных действий индивида. Таким образом, под категорию “тревожные расстройства” в DSM-III подпадают как состояния, включающие в себя явную тревогу, так и состояния, характеризующиеся фобиями и/или навязчивыми действиями, в которых тревога становится явной только тогда, когда защитные усилия дают осечку. Вместе с тем состояния, возникающие в результате защиты от тревоги с помощью физической конверсии и диссоциации (истерии), отнесены к другим категориям. Отмеченное несоответствие привело к путанице в DSM-III; ниже будут отмечены и другие несоответствия. Состояния с различной по интенсивности и длительности первичной тревогой отнесены DSM-III к подкатегории “тревожные состояния (неврозы страха)”. Таким образом, классификация игнорирует историю невроза страха как отдельного синдрома. Впервые этот синдром был описан Фрейдом в 1895 году. Его характеризуют раздражительность, тревожное ожидание, сопровождающееся тем, что сегодня назвали бы физиологическими коррелятами тревоги, фобии, связанные с физиологическими и локомоторными симптомами, а также обсессивные и порой истерические симптомы. Такой “невроз страха” Фрейд обозначал термином “актуальный” (то есть имеющий место в настоящее время), полагая, что он возникает вследствие нарушений сексуальной жизни и представляет собой блокировку сексуального возбуждения, не находящего путей для разрядки и канализирующегося в телесные (вместо психических) симптомы. Фрейд отграничивал невроз страха от истерии и невроза навязчивых состояний — так называемых психоневрозов, причиной которых, по его мнению, являются чисто психические факторы, связанные с детскими конфликтами. Правда, при таком делении неврозов Фрейд признавал существование смешанных форм. Идеи об отражении сексуального возбуждения в соматическую сферу и “прорыве” либидо были положены Фрейдом в основу его первой теории тревоги. И хотя понятие актуального невроза в настоящее время признано устаревшим, клинические описания его остаются важными и поныне. Предполагается, что в основе приступов паники лежат генетически обусловленные физиологические изменения. Исходя из этого, проводится разделение панических и генерализованных состояний тревоги, с одной стороны, и истерических, фобических и обсессивных синдромов — с другой. Тем не менее этот исторический фон часто игнорируют, и невроз страха рассматривают просто как форму психоневроза. Хотя понятия тревожного расстройства, невроза страха и тревожного состояния использовались как синонимы для обозначения невротического состояния, главным клиническим признаком которого является свободно плавающая тревога, здесь имеются определенные различия. Состояние тревоги, феноменологический термин, следует зарезервировать за ситуацией, в которой становятся очевидными психофизиологические проявления тревоги, будь то временные или стойкие. Человек может находиться в состоянии тревоги (например, перед лицом внешней опасности) без соответствующих признаков тревожного расстройства или невроза страха. И наоборот, лица с тревожными расстройствами (фобии, обсессии) могут в данное время не обнаруживать тревоги, прибегая к защитным действиям. Термин свободно плавающая тревога описывает состояния, не связанные с определенной и специфической ситуацией, как это имеет место при фобическом неврозе. Ее проявления принято считать показателем того, что произошел сбой в защитных функциях Я, призванных предохранять от угрожающих бессознательных фантазий. Тревожный характер — редко употребляемый термин, применяемый по отношению к лицам с хроническими проявлениями тревоги разной степени выраженности. Такие лица, как правило, не осознают собственной тревожности, причем даже в ситуациях, когда их психическая или поведенческая активность направлена на “рассеивание” или контролирование той же тревоги. Подобных лиц следует относить к более широкой диагностической категории невротического характера. Этим понятием обозначаются индивиды, ежедневное поведение которых находится под постоянным влиянием бессознательных конфликтов, а тревога и другие невротические симптомы осознаются ими недостаточно. Понятие тревожной истерии (истерии страха) введено в 1908 году Штекелем и заимствовано 1909 году Фрейдом для описания невротических состояний, включающих в себя явную тревогу. В структурном отношении эти состояния сходны с конверсионной истерией, однако наряду с конверсиями включают также фобические расстройства. В то время Фрейд полагал, что истерия страха представляет собой сочетание невроза страха (актуального соматического невроза, в формировании которого не участвуют психические механизмы) и истерии — психоневроза, при котором психический конфликт конвертируется в телесные симптомы. Фрейд считал, что конверсионная истерия и истерия страха сходны в том, что в обоих случаях используется вытеснение для отделения аффектов от идей. Различия между ними усматривались в том, что при истерии страха либидо, освобожденное вытеснением от патогенных идей, не конвертируется, а проявляется свободно, в виде тревоги. Последняя в дальнейшем ассоциативно связывается психикой с определенной ситуацией, которой можно избежать (процесс формирования фобии). Диагноз “истерия страха” не является общепринятым. Однако истерия страха и фобия не являются абсолютными синонимами, несмотря на тенденцию рассматривать их таковыми. Истерия страха ставит вопрос о механизмам формирования невроза. Описанный Фрейдом синдром существует; он наблюдается в детском возрасте и, как предполагал Фрейд, свидетельствует о попытках пациента совладать с конфликтом фаллически-эдиповой фазы. Приступы тревоги с последующими попытками ограничить ее проявления фобической и иной симптоматикой расцениваются в настоящее время в качестве индикатора психического конфликта, при котором защитные действия пока еще не способны адекватно контролировать без явного дистресса инстинктивные стремления. Если наряду с тревогой проявляются другие симптомы, то такой синдром современными аналитиками обозначается лишь “описательно” по преобладающей симптоматике (в данном случае — фобический невроз). В классификацию DSM-III включены также посттравматические стрессовые расстройства. В данной книге их описание приведено в рубрике “травматические неврозы”.   См. актуальный невроз, компромиссное образование, конфликт, симптомы, травматический невроз, тревога, фобия. [27, 131, 242, 259, 260, 541, 604]     ТРЕХКОМПОНЕНТНАЯ МОДЕЛЬ (TRIPARTITE MODEL)   См. структурная теория.     ТЯЖЕЛАЯ УТРАТА (BEREAVEMENT)   См. печаль, скорбь.     ФАЛЛОС (PHALLUS)   Латинское слово, заимствованное из греческого, обозначающее пенис. Уже с античных времен это слово использовалось в качестве метафоры, отражающей производительные силы природы. В психоанализе фаллос употребляется как в символическом, так и анатомическом значении. Анатомически этим термином принято обозначать пенис у мужчин и клитор у женщин, сходные в эмбриональном отношении. Символически словом “фаллический” описывают такие черты личности, как сила, настойчивость, агрессивность и высокая потенция (в переносном смысле), — обычно они связываются с мужественностью, противоположной женственности. Фаллос изображается с помощью огромного множества символов. В психоанализе этот термин используется в следующих контекстах. Фаллическая фаза, обозначающая период психосексуального развития с преобладанием фаллической эрогенной зоны для индивидов обеих статей. Этот период начинается примерно в двухлетнем возрасте, продолжается на протяжении всей эдиповой фазы и заканчивается вместе с ней. Именно в этот период расходятся пути развития мальчиков и девочек. Фаллический нарциссизм обозначает удовлетворенность собой на основе сверхценного отношения к пенису. Обнаружение различий между полами ведет к появлению у мальчиков фаллической гордости — чуть ли не гипоманиакальной самоуверенности и самолюбования, включая увлеченность такими игрушками, как ружья, ножи, гоночные автомобили, и интерес к играм и фантазиям, которые символически олицетворяют фаллос. В таких играх агрессия преобладает над эротизмом, но ее целью является скорее самовозвеличение, чем разрядка. Эти установки и действия служат также защите и сверхкомпенсации страха кастрации. Мальчики боятся и унижают девочек из-за того, что у них нет пениса. Хотя переход в частично совпадающую эдипову фазу сопровождается сдвигом от нарциссической переоценки к более объектно-направленному выражению либидо, фаллический нарциссизм часто сохраняется во взрослой жизни в структуре фаллического характера. Фаллический, или фаллически-нарциссический, характер представляет собой регрессивную защиту от тревог эдиповой фазы. Индивид бессознательно воспринимает свое тело как фаллос и часто приписывает ему и ожидает от него проявления фаллических свойств. Так, например, мужчина или женщина может бессознательно отождествлять рвоту с эякуляцией, или хождение взад-вперед может принять значение движений пениса при половом акте. Этот синдром чаще встречается у мужчин, чем у женщин. Он характеризуется констелляцией разных черт, включая высокомерие, надменность, легко уязвимое (вплоть до депрессии) честолюбие, презрение и страх по отношению к женщинам, преобладание нарциссического либидо над объектным, отсутствие в целом компромиссных образований, отношение к пенису скорее как к инструменту агрессии, нежели любви и безрассудства. В основе этих черт лежит сверхкомпенсированная оральная зависимость; эрективная потенция затушевывает неспособность достичь оргазма. Страх кастрации, зависть к пенису направлены на других мужчин и очень выражена латентная гомосексуальность. Термином фаллическая мать обозначают типичную для фаллической фазы бессознательную фантазию о том, что мать обладает пенисом. В ранней фаллической фазе эта идея основана на наивной вере в то, что у всех людей есть пенис. Когда обнаруживаются анатомические различия между полами, эта фантазия используется как защита от признания того, что у матери отсутствует пенис, что может наводить на мысль о кастрации. В течение эдиповой фазы фантазия может меняться, в результате чего ребенок считает, что предполагаемый у матери пенис на самом деле является отцовским. Желание девочки обладать пенисом становится выражением соперничества с матерью. В дальнейшем фантазия о фаллической матери переносится на других женщин. Такая фаллическая женщина воспринимается как мужеподобная и агрессивная; она является объектом страха, который также служит защитой от желаний, вызывающих страх кастрации. Термин фаллоцентрический означает подход, основанный на преувеличении значения фаллоса и его влияния на сексуальные установки и поведение человека, в частности на мужественность и женственность. Этот термин обычно применяется пренебрежительно по отношению к теоретическим представлениям, подобным утверждению Фрейда, что “для обоих полов значение имеют только одни гениталии, а именно мужские. Поэтому мы имеем дело не с приматом гениталий, а с приматом фаллоса”. Это раннее заключение Фрейда противоречит все новым и новым доказательствам наличия у девочек первичной женственности.   См. женская психология, кастрация, нарциссизм, психосексуальное развитие, ха­рактер. [175, 304, 464, 552, 718]     ФАНТАЗИИ (FANTASY)   Общепринятым психоаналитическим примером фантазий являются дневные грезы — сюжетные отрывки психической деятельности, отражающие явные и откровенные потребности индивида в удовлетворении сексуальных и агрессивных желаний или желаний самовозвеличения — форма исполнения желаний в воображении. В сознательном и самом чистом виде фантазии возникают при измененных состояний психики, сходных с теми, что наблюдаются при засыпании. Это состояние обычно называют мечтанием. Распространенным типом сознательных фантазий, с которыми знакомы большинство людей по собственному опыту, являются фантазии о сексуальном удовлетворении, сопровождающиеся либо не сопровождающиеся мастурбацией, а также фантазии о заглаживании вины, об устранении про­махов, о богатстве, успехе, признании, силе, славе, о насильственных или разрушительных действиях и т.п. Фрейд (1905) отмечал, что определенные функции, связанные с выживанием, относятся к “тому, что есть”, к реальности; другие функции, в частности те, что связаны с получением удовольствия, остаются относительно свободными от потребностей приспособления к внешней среде и сохраняются в неизменном виде. Так, например, сосание пальца, являясь самостимулирующей активностью индивида, осуществляется поначалу безо всякого сопровождающего содержания; позже, однако, оно обычно сопровождается мыслями о взаимодействии с другими людьми. Образование фантазий понимается как процесс сочетания приятных ощущений с воспоминаниями о совместных с другими людьми переживаниях. При этом подобные воспоминания необязательно должны быть связаны с внешними событиями. Аналитики школы М. Кляйн считают, что фантазии могут быть врожденными. В настоящее время бессознательный характер многих психических процессов не вызывает сомнений. Особенно это касается фантазий. Фантазии могут создаваться “на ходу” либо “вызываться” из памяти. Они могут быть полностью сознательными, осознаваться только при определенных условиях или не осознаваться под действием защиты. Вполне возможно, что осознаваемая нами часть фантазий является, по сути, производной различных бессознательных проявлений или структур, не только генерирующих целый спектр сознательных образов и представлений, но и оказывающих важное организующее воздействие на нашу психическую деятельность. Так, например, пытаясь объяснить, почему основная часть содержания сновидений забывается при пробуждении, Фрейд (1900) предположил, что работа сновидения включает в себя фантазии, открывающиеся нам при воспоминании содержания сна. Бессознательные фантазии могут быть ответственными за содержательную сторону многих психологических симптомов, а также за формирование стойких паттернов, известных под названием черт характера. Бессознательные фантазии на описательном уровне сопоставимы с сознательными дневными грезами, а на теоретическом уровне — с понятием инстинктивных влечений. Последние включают в себя цель, объект и силу; импульсы (побуждения) представляют собой феномены, имеющие прямую связь с влечениями или их дериватами. Они могут включать в себя простые последовательности действий, такие, как предваряющая сексуальная игра и т.п. Однако дериваты влечений обычно организуются с помощью опыта и памяти в более сложные психические структуры, ответственные за отграничение желаемых действий, целей и объектов от реальных. Действия часто меняются, в одном сценарии могут присутствовать различные цели и использоваться образы воспоминаний о других людях как о неких моделях или типах, а не о реальных персонах. Такие бессознательные шаблоны или бессознательные фантазии становятся факторами организации новых переживаний, а также воспроизведения паттернов прежнего удовольствия. Формирование бессознательных фантазий отчасти определяется уровнем психосексуального развития, и фантазии группируются вокруг отдельных базальных потребностей. Перцептивный опыт ребенка организуется сообразно его когнитивным способностям. Если в период анально-садистической фазы развития ребенок становится свидетелем коитуса родителей, он, например, может “понять” этот акт по-своему (соответственно организуя свою память), а именно как садистское нападение отца на мать. Возникшая структура, образование которой принято называть “фантазией о первичной сцене”, может оставаться или не оставаться бессознательной, даже тогда, когда она переживается. Но в любом случае против нее возникает защита. Структура фантазии модифицируется в результате защитных действий, вследствие чего бессознательная фантазия становится компромиссным образованием. Кроме того, когда фантазия активизируется внешними или внутренними стимулами, она не осознается в своей первоначальной форме. В сознании могут проявиться лишь дериваты фантазии, подвергшейся защитной модификации, то есть происходит дальнейшее изменение фантазии в виде компромиссного образования. Как бессознательные фантазии, так и их сознательные дериваты, в конечном итоге являются продуктом взаимодействия побуждений, когнитивных способностей, защитных операций и функций Сверх-Я. Упорядоченную таксономию бессознательных фантазий и их дериватов еще предстоит разработать. Однако некоторые типы фантазий являются, пожалуй, универсальными, и их можно встретить в самых разных культурах. Они касаются рождения, беременности, первичной сцены, избиения, инцеста, кастрации, бисексуальности (когда человек играет обе роли при половом акте), семейного романа и др. Многие из этих фантазий приведены Фрейдом в эссе “О сексуальных теориях у детей”. Содержание фантазии может быть связано с развитием или регрессией к той или иной стадии психосексуальной организации. Некоторые формы фантазий причастны к возникновению психопатологической симптоматики. Так, например, бисексуальные фантазии нередко наблюдаются у истерических личностей; фантазии о слиянии с другими людьми часто встречаются при тяжелых формах психической патологии. Помимо образования сновидений, психологических симптомов и черт характера фантазии служат многим другим функциям. В силу транскультурного сходства физиологических переживаний и переживаний раннего детства многие элементы фантазий в разных культурах идентичны. Такая общность создает основу эмпатии, творчества и получения удовольствия от художественных произведений (Arlow, 1960; Sachs, 1942). Фантазия используется также и в защитных целях (A. Freud, 1936). Фантазия отчасти определяет “настрой души”, с которым мы воспринимаем внешние стимулы и организуем их в жизненные события. Таким образом, “все, что воспринимается и переживается в сознании, является результатом взаимодействия данных непосредственного опыта и бессознательной фантазии” (Arlow, 1969a, с. 23).   См. бисексуальность, инстинктивное влечение, первичная сцена, психосексуальное развитие, семейный роман, теория Кляйн, топографический подход, фантазия об избиении, характер. [35, 36, 113, 225, 249, 256, 258, 297, 744]     ФАНТАЗИЯ (PHANTASY)   См. теория Кляйн: фантазия.     ФАНТАЗИЯ ОБ ИЗБИЕНИИ (BEATING FANTASY)   Фантазия о том, как индивид избивает другого или избивают его самого, обычно сопровождающаяся сексуальным возбуждением и разнообразными садомазохистскими фантазиями. Подобные феномены могут характеризовать возбуждение при мастурбации, наблюдаться при других подобных сексуальных действиях либо выражаться в явной форме в отношениях с партнером. Фантазирующий человек может отождествлять себя либо с одной из ролей, либо с обеими. Обычно роль бьющего связана с бессознательным желанием быть активным, с фаллической агрессивностью и мужественностью. Роль избиваемого подразумевает пассивность и бессознательные представления о женственности. В одной из наиболее важных работ, посвященных перверсиям, — в очерке “Ребенка бьют” — Фрейд (1919) описал два классических паттерна подобного структурирования. У девочек фантазии представлены фантазиями о триумфе над соперничающими с ней братьями и сестрами, которых избивает отец. Тем не менее основополагающая бессознательная фантазия у обоих полов понималась как проистекающая из чувства вины в связи с инцестуозными желаниями по отношению к отцу, которые в конечном счете выливаются в сознательные фантазии об избиении мальчика. У девочек эдипов образ выражается в виде плохо замаскированного “заменителя” отца, бьющего мальчика. И наоборот, в основе такой констелляции у мальчиков лежит отрицательный эдипов комплекс. В результате ряда трансформаций мать или образ матери заменяется отцом. Следовательно, у девочек мазохистские проявления первично связаны с чувством эдиповой вины, у мальчиков — с регрессивными женскими стремлениями.   См. женственность/мужественность, садомазохизм, фантазии, эдипов комплекс. [307, 308]     ФЕНОМЕН ИСАКОВЕРА (ISAKOWER PHENOMEN)   Группа перцептивных переживаний, впервые описанных Отто Исаковером (1936), в состояниях регрессии Я при засыпании (гипнагогические состояния), реже — при пробуждении, при высокой температуре, при эпилептической ауре, а также в лежачем положении на кушетке во время анализа. Не так давно феномен Исаковера был отмечен у лиц, злоупотребляющих лекарственными препаратами. Испытываемые ощущения резко отличаются от обыденных и затрагивают в основном область рта, кожи, рук, нередко многие участки сразу без четкой локализации. Субъект может испытывать головокружение, чувствуя себя будто “на плаву” или “во взвешенном состоянии”. Части тела сливаются в одно целое — рот и кожа, тело и внешний мир, внутреннее и внешнее. Предметы могут казаться “оболочками”, тенями, нечеткими и расплывчатыми, либо пустыми, как надутые шары. Что-то круглое становится все ближе, вырастает до гигантских размеров, угрожая раздавить, но в критический момент становится все меньше и меньше и исчезает совсем. Субъект может ощущать себя обволакиваемым “объектом”, либо чувствует себя закрытым со всех сторон. Иногда он испытывает ощущение чего-то мягкого во рту, зная одновременно, что это “что-то” находится вовне. Пациенту слышится жужжание, шуршание, гудение либо невнятное бормотание. Руки могут казаться сморщенными либо, наоборот, распухшими, кожа — рваной или сухой. Эти ощущения могут переживаться с оттенком удовольствия, неудовольствия или (как правило) безразличия, однако всегда присутствует чувство отчужденности и нереальности переживаемого. Подобные ощущения возникают в детском и подростковом возрасте, у взрослых индивидов они наблюдаются значительно реже. По своим проявлениям феномен Исаковера сходен с состояниями ауры или феноменами dйjа vu. Различие состоит в том, что последние не могут репродуцироваться произвольно, в частности, во время аналитического процесса. Феномен Исаковера рассматривается как следовые воспоминания о себе или внешнем мире, исходящие из ранних этапов организации Я, когда внутренние связи еще не окрепли и нет четкого разграничения между телом и внешним миром. Он объясняется гиперкатексисом оральной зоны и других частей тела, связанных с кормлением грудью. Как и при других регрессивных состояниях Я, эти явления служат защите, нацеленной на устранение тревоги, связанной с раскрытием болезненных эдиповых фантазий. В аналитической ситуации они могут свидетельствовать о регрессии, вызванной специфическими переживаниями первичной сцены. Регрессивное оральное удовлетворение служит как отвержению, так и удовлетворению эдиповых желаний, хотя и на более примитивном уровне.   См. деперсонализация, регрессия, dйjа vu. [172, 209, 442, 553, 584, 653, 721]     ФЕТИШ (FETISH)   Фетишизм (fetishism) Естественный или искусственный материальный объект, наделяемый сверхъестественной духовной силой и магическими возможностями, помогающими его обладателю в достижении целей и предохраняющий владельца от повреждений и заболеваний. Идолы и талисманы являлись важнейшими фетишами в примитивных религиях. В психоанализе используется наиболее узкое понятие, обозначающее неодушевленные предметы или части тела, необходимые фетишисту для достижения сексуального возбуждения и оргазма. Многим фетишистам, чтобы вступить в сексуальные отношения, требуется видеть, осязать или обонять фетиш либо, в крайнем случае, представлять его в фантазии. Некоторые из них требуют от партнера обнажения или, наоборот, сокрытия отдельных частей тела и объектов, либо облачения в специфическую одежду и т.п. Часть фетишистов довольствуется фантазиями, в которых фетиш выступает необходимым компонентом для сексуального возбуждения и достижения оргазма при мастурбации. Подавляющее большинство фетишистов — мужчины. Наиболее распространенными фетишами являются ноги, волосы, женское белье, а также обувь. Среди гомосексуалистов популярны фетиши, изготовленные из кожи. Фетишистская активность и фантазии могут сочетаться с такими перверсиями, как садомазохизм и трансвестизм. Динамика и бессознательные аспекты фетишизма освещены Фрейдом в двух монографиях, опубликованных в 1905-м и 1927 годах. Он показал, что фетиш представляет собой конкретную форму бессознательных фантазий, выступающих в виде защиты от осознания отсутствия у женщины пениса; фетиш представляет собой женский, обычно материнский, фаллос. Расщепление в Я между реалистическим сознательным восприятием и бессознательным, а также противоречивые фантазии подкрепляют отрицание “кастрации” женщины и смягчают страх кастрации, позволяя индивиду совершать половой акт и достигать сексуального удовлетворения. Воспоминания о фетишистском возбуждении могут вернуться в эдипов период. Как правило, они представляют собой покрывающие воспоминания, маскирующие ранние травмы и интенсивный доэдипов страх кастрации (Greenacre, 1970). Новейшие исследования показывают, что фетиш может быть бессознательным символом не только воображаемого женского фаллоса, но и груди, ягодиц и даже фекалий и мочи. Отношение переходного объекта к фетишизму можно рассматривать в аспекте развития, в терминах “различающихся стадий сходного процесса”. У ребенка фетиш появляется в течение первых двух лет жизни и свидетельствует о неадекватных объектных отношениях, дефекте влечений и развития Я. Он может быть предшественником фетиша взрослого человека (Roiphe & Galenson, 1981).   См. защита, кастрация, перверсия, расщепление, теория Винникотта: переходный объект. [165, 256, 314, 377, 730, 731]     ФИКСАЦИЯ (FIXATION)   Сохранение архаических способов достижения удовлетворения, отношения к объекту и защитного реагирования на угрозу. Так сказать, остатки прошлых действий, имевших место на ранних стадиях развития, “фиксируются” в психике и готовы сыграть важную роль в более поздней ситуации. Фрейд впервые применил это понятие к перверсиям, которые включают в себя ана­хронические сексуальные черты, связанные с определенными аспектами детской сексуальности. В дальнейшем он использовал это понятие для описания травмы и различных невротических состояний. Например, невроз навязчивых состояний понимался им как основанный на фиксации на анальной стадии. Фиксация рассматривалась Фрейдом также в связи с воспоминаниями и симптомами, инстинктивными влечениями и специфическими функциями Я и Сверх-Я. Им перечислен целый ряд факторов, мешающих развитию и имеющих отношение к фиксации: конституциональное предрасположение, обстоятельства, в которых была достигнута необычайная степень удовольствия или фрустрации, случайные события, сопутствовавшие травме, и гипотетическая “вязкость” либидо. Таким образом, представление о фиксации способствовало развитию понятия навязчивого повторения. Регрессия к точкам фиксации легко происходит при определенных видах стресса. Например, ребенок, достигший эдиповой стадии, может под влиянием тревоги вернуться к более ранней оральной или анальной стадии и вести себя соответствующим этим стадиям образом. Более серьезным нарушением, вызванным фиксацией, является задержка развития. Ребенок не может перейти, частично или полностью, на новый уровень развития. Если либидинозное развитие оказалось в значительной мере фиксированным, он не вступит в эдипову стадию в соответствующем возрасте и останется фиксированным на оральной или анальной стадии. Если произошла задержка развития Я, ребенок может не достичь соответствующей возрасту проверки реальности. Индивид не сможет в достаточной мере разграничивать себя и объекты, используя преимущественно проективные и идентификационные механизмы защиты. Неадекватное моральное развитие может стать следствием задержки развития Сверх-Я. Задержка может коснуться всех линий развития, где взаимодействуют Я, Оно и Сверх-Я. Индивид может либо остановиться в определенной точке на линии нормального развития или задержаться на патологически нарушенной стадии. Например, у ребенка, страдающего аутизмом, могут сохраняться нарушения из раннего периода развития.   См. психосексуальное развитие, развитие, травма. [203, 289, 748]     ФОБИЯ (PHOBIA)   Психологический симптом, характеризующийся избеганием специфических ситуаций или объектов, которые, не будучи объективно опасными, вызывают сильную тревогу. В буквальном переводе с греческого фобия обозначает болезненный страх или опасение. В сложных словосочетаниях приставка перед словом “фобия” указывает на связанные с опасениями или чувством страха состояния или ситуации. Наиболее распространенными среди них являются зоофобия (страх животных), акрофобия (страх высоты), клаустрофобия (страх закрытых пространств и площадей), агорафобия (страх улиц или открытых пространств). В последнее время наблюдается тенденция к простому описанию фобии без привлечения производных из греческого языка. В понимании Фрейда (1909) фобический невроз является фазой в развитии истерии страха, при которой неспецифическая тревога, проявляющаяся чаще всего в форме приступов, связывается со специфическими внешними объектами или ситуациями, избегание которых становится центральным симптомом заболевания. Эти фобические объекты и ситуации отображают бессознательно или символически лежащий в основе психический конфликт и соответствующие детские страхи. Хотя понятия фобии и истерии страха используются как взаимозаменяемые, в настоящее время наиболее удачным принято считать термин фобический невроз. Фобия, как и любой другой психоневротический симптом, представляет собой компромиссное образование между неприемлемыми и угрожающими индивиду сексуальными и агрессивными влечениями, с одной стороны, и защитными силами личности — с другой, в результате чего возникает сигнальная тревога. Наряду с неизменным базальным вытеснением форму невроза определяют специфические защитные механизмы, такие, как смещение (с одного объекта на другой, например, с отца, вызывающего страх, на какое-либо животное), проекция или экстернализация (например, с внушающего страх сексуального возбуждения на езду на автомобиле). Таким образом, фобия служит трансформации и маскировке бессознательной психологической угрозы. Преимущества ее очевидны: например, не допускается сознательное восприятие агрессии по отношению к родителям и сохраняются близкие отношения, в то время как избегается животное или ситуация, с которой связывается теперь страх. Потенциально причиной возникновения фобии могут быть любые дериваты агрессивного и сексуального влечений, бессознательно переживаемые как опасные. Симптом поэтому следует рассматривать в связи с широким спектром психопатологических состояний — от наиболее мягких до самых тяжелых. Некоторые фобические реакции (например, страх темноты, животных, молнии и др.) являются настолько распространенными в возрасте от двух до пяти лет, что их следует рассматривать как нормальные. Фобии, относящиеся к болезни, чаще всего связаны с ипохондрией (чрезмерной озабоченностью телесными симптомами и заболеванием) при нарциссических неврозах, а также пограничными состояниями, депрессией и шизофренией. Этиологическим фактором фобического невроза является, как правило, бессознательный эдипов конфликт. Поэтому тревожный эффект в рамках фобического состояния связан с опасениями по поводу возможной кастрации, часто, однако, выражающимися в доэдиповых терминах. Когда стабильное фобическое избегание хорошо рационализовано и образует основное, привычное средство противостояния тревоге, то тогда принято говорить о фобическом характере. Если же тревога становится слишком интенсивной, чтобы поглощаться существующей фобической симптоматикой, область иррационального страха и избегания может расшириться и вести к фобическому состоянию, способному на долгое время существенно ограничить активность пациента. Термином контрфобия принято обозначать бессознательные усилия индивида отрицать или преодолевать фобическую тенденцию через стремление к контакту с вызывающими страх объектами или ситуациями. Например, человек начинает заниматься альпинизмом, чтобы преодолеть страх высоты. Реалистично регулируемые контрфобии могут, таким образом, иметь адаптивное значение.   См. защита, компромиссное образование, симптом, тревога, тревожное расстройство, экстернализация. [119, 203, 260, 312]     ФОРМАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ (FORMAL ASPECTS)   См. сновиденье, сновидения.     ФРИГИДНОСТЬ (FRIGIDITY)   Недостаточность или отсутствие адекватных реакций женщины в процессе полового акта. Этот термин приобрел уничижительное значение, поэтому чаще говорят об аноргазмии или оргазмической дисфункции. Выраженность этого нарушения может быть весьма различной — от полного отсутствия эротических чувств до полного участия в половом акте и получения от него удовольствия за исключением достижения оргазма во время коитуса. Иногда отмечается неадекватное увлажнение влагалища; иногда непроизвольные сокращения, типичные для оргазма, не сопровождаются возбуждением и удовольствием. Для объяснения неспособности некоторых женщин достигать “вагинального” оргазма привлекаются такие факторы, как анатомические и гормональные дефекты, аберрации влечения и развития Я. Несмотря на то, что многие здоровые и счастливые женщины нередко страдают аноргазмией, а выраженный вагинальный оргазм наблюдается у женщин с явными невротическими и даже психотическими расстройствами, основным критерием сексуальной и психологической нормы остается все же способность получать наслаждение от вагинального оргазма. В настоящее время фригидность, наряду с другими поведенческими расстройствами, рассматривается в качестве множественно детерминированного феномена. На его формирование могут влиять также специфические конфликты. Особенности развития вносят свой вклад в репрезентацию различных частей гениталий и степени их катексиса, определяя тем самым, с чем будут связываться ощущения — с клитором или вагиной. Бессознательные фантазии могут мешать сознательному сексуальному удовольствию и вести к торможению. В этих фантазиях половой акт может приравниваться к исполнению эдиповых желаний, пенис ассоциироваться с кастрацией, а половой акт восприниматься как нападение огромного (родительского) фаллоса, способного нанести рану или изувечить. В агрессивных фантазиях влагалище может предстать в роли кастрирующего (или поглощающего) органа, пытающегося отобрать пенис. Другими важными детерминантами оргазмической реакции женщины являются качества сексуального партнера, адекватность стимуляции, а также социальные и культурные условия, в которых совершается половой акт.   См. женская психология, зависть к пенису, мужественность/женственность. [367, 368, 620, 621, 624]     ФУНДАМЕНТАЛЬНОЕ ПРАВИЛО (FUNDAMENTAL RULE)   См. свободные ассоциации. ФУНКЦИИ Я (EGO FUNCTION)   Для осуществления различных задач Я использует некоторую совокупность функций. Хотя они в определенной степени перекрещиваются, тем не менее, принято выделять основные из них: перцептивную, относящуюся к объектам и реальности, защитную, регулятивную, синтезирующую и интегративную, автономную и исполнительную. В данном разделе обсуждаются лишь те аспекты функционирования Я, которые имеют непосредственное отношение к психоанализу и психиатрии. Отношение к реальности. Этот термин обозначает не только адаптацию к реальности, осуществляемую с помощью Я и во­влекающую в деятельность всю личность, но также оценку и чувство реальности. Под адаптацией к реальности следует понимать приспособление к требованиям внешней среды, то есть мира вещей, объектов или ситуаций. Некоторые индивиды испытывают проблемы при изменениях в работе, экономических затруднениях и в ситуациях не­осуществленных планов и надежд. Некоторые родители не могут смириться с уходом из семьи или браком повзрослевших детей; некоторые дети не способны переносить преданность своей семье на супруга или близких. Проверка (оценка) реальности представляет собой способность к правильной оценке внешнего мира и его общепринятых значений. Наглядным примером нарушения этой функции является паранойяльный бред — убежденность в злонамеренности и угрозе, исходящих от нейтральных и не несущих опасности людей. Если же индивид чувствует враждебное отношение, но разумом понимает, что на самом деле это не так, оценка реальности остается сохранной, несмотря на тяжелое эмоциональное нарушение. В целом сохранность функции оценки реальности позволяет дифференцировать относительно нормальных и невротических индивидов от психотических, хотя во многих случаях такое разграничение является за­труднительным. Чувство реальности существенно нарушается при многих патологических состояниях, например при шизофрении. В таких случаях весь мир может казаться измененным: небо выглядит мрачным и предвещающим беду, очертания зданий зловещи, люди нереальны, собственное тело чужое, а его части обособлены и т.п. Чувство реальности может временно нарушаться при менее выраженной патологии, когда, например, сильные аффекты искажают точность восприятия. Чувство реальности может, однако, оставаться сохранным даже при нарушении проверки реальности — некоторые несомненные параноики занимаются своими повседневными делами без каких-либо признаков утраты чувства реальности, но сохраняют не поддающиеся коррекции бредовые представления. Регуляция и контроль над влечениями. Проявляется в способности противостоять тревоге, фрустрации, депрессии, разочарованию, отсрочке ожидаемого удовлетворения и т.д. Индивид может сдерживать и адекватно распределять многочисленные требования к выражению исходящих изнутри побуждений, потребностей и желаний. Контроль над влечениями предполагает умение ждать, откладывать удовлетворение потребностей и не попадать впросак в не­ожиданных ситуаци
на заглавную О сайте10 самыхСловариОбратная связь к началу страницы
© 2008-2014

online
magazines pdf download
download magazine pdf
download ebooks pdf
XHTML | CSS
1.8.11