Онлайн словарь
1 2 3 4 5 6 7 8 9
I T V X
§ «
Ђ Ѓ І Џ А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Э Ю Я

3 3. 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

3. Военные преступления

[loadfile: templates/common/google_ads.txt is empty]
 

3. Военные преступления
К военным преступлениям УК РФ относит три деяния: разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового поражения (ст. 355), применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356), наемничество (ст. 359).
Российское уголовное законодательство не употребляет термина и понятия 'военные преступления', которые широко используются в международном праве. В этом отношении позиция, изложенная в Уголовном кодексе Республики Беларусь, более удачная. Разделив нормы о международных преступлениях на две главы, гл. 18 в Кодексе названа 'Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев войны'. В ней семь статей: вербовка, обучение, финансирование и использование наемников; наемничество; применение оружия массового поражения; нарушение законов и обычаев войны; преступное нарушение норм международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов; бездействие либо отдание преступного приказа во время вооруженного конфликта; незаконное пользование знаками, охраняемыми международными договорами.
Производство или распространение оружия массового поражения (ст. 355 УК). Объектом этого преступления являются международные отношения в сфере оборота химического, биологического, ядерного и иных видов оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации.
Предмет - обязательный элемент состава. Это оружие массового поражения. Международное законодательство относит к оружию массового поражения такое оружие, которое действует неизбирательно путем взрыва или при помощи радиоактивных материалов, смертоносное химическое, бактериологическое оружие, токсичное и любое другое оружие, разрабатываемое для будущего и обладающее свойствами атомной бомбы или другого упомянутого выше оружия, способного причинить смерть людям либо вред их здоровью. Законом РФ от 29 апреля 1993 г. в Уголовный кодекс 1960 г. были включены ст. 67.1 и 67.2 об ответственности за применение биологического оружия и его оборот (разработку, производство, приобретение и пр.). В примечании к ст. 67.2 содержалось следующее детальное толкование понятия 'биологическое оружие': 'Под биологическим оружием в статьях 67.1 и 67.2 понимаются любой живой организм, в том числе микроорганизм, вирус или другой биологический агент, а также любое вещество, произведенное живым организмом или полученное методом генной инженерии, или любое его производное, а равно средства их доставки, созданные с целью вызвать гибель, заболевание или иное неполноценное функционирование человеческого или другого живого организма, заражение окружающей природной среды, продовольствия, воды или иных материальных объектов'.
Химическое оружие - это отравляющие вещества, а также средства их доставки и применения: ракеты, снаряды, мины и другие заряды в виде химических веществ. Еще в 1925 г. Женевский протокол запретил применение химического оружия. В первой мировой войне германская армия применяла химическое оружие, в частности, иприт.
Токсичное оружие - это оружие, основанное на действии ядовитых белковых веществ, продуктов обмена веществ ряда микроорганизмов, а также некоторых ядовитых животных и растений, способных вызвать заболевание или гибель животных и человека.
Ядерное оружие представляет собой ядерные боеприпасы, средства их доставки к цели и средства управления. Поражающее воздействие оказывают образующаяся при взрыве ударная волна, световое облучение, проникающая радиация и радиоактивное заражение. Типы такого оружия - ядерное, термоядерное и нейтронное. В 1982 г. СССР взял на себя одностороннее обязательство не применять ядерное оружие первым.
Несмотря на наличие общепризнанной нормы международного права, запрещающей решение международных споров путем войны, а тем более с использованием ядерного оружия, на 2000 г. нет ни одной международно признанной нормы, запрещающей использование ядерного оружия или угрозу его применения. И это несмотря на очевидность того факта, что ядерное оружие по своим разрушительным свойствам превосходит, как показывает опыт применения его при бомбежках американскими летчиками в 1946 г. японских городов Нагасаки и Хиросимы, а также авария на Чернобыльской АЭС, последствия которой поныне сказываются на здоровье граждан России, Белоруссии, Украины спустя 10 лет, мощность обычных вооружений.
Среди ученых-международников мнения относительно запрещения ядерного оружия расходятся. Одни считают, что запрещения о применении оружия массового поражения, которые содержатся в Декларации 1868 г., Гаагских конвенциях 1899 г. и 1907 г. и Женевском протоколе 1925 г., должны быть распространены на ядерное оружие; другие относят его к дозволенным средствам ведения войны, поскольку нормативно такого запрета в международном праве нет, а применение нормы по аналогии противоречит принципам права; третьи допускают возможность использования в данном случае института аналогии*(419).
Очевидно, что позиция государств, не обладающих ядерным оружием (а их абсолютное большинство), может не совпадать с мнением ядерных держав (США, Россия, Китай, Франция, Пакистан).
Генеральная Ассамблея ООН обратилась в Международный суд для консультативного заключения о законности угрозы ядерным оружием и его применения. Консультативное заключение от 8 июля 1996 г. оказалось противоречивым. Суд признал незаконность применения ядерного оружия в принципе. Однако далее отметил, что с учетом нынешнего состояния международного права и тех материалов дела, которыми Суд располагает, Суд не может сделать окончательный вывод о том, будет ли угроза ядерным оружием или его применение законными или незаконными в чрезвычайном случае самообороны, когда под угрозу поставлено само дальнейшее существование государства*(420).
Статья 355 УК РФ распространяет свое действие на оружие массового поражения, 'запрещенного международным договором Российской Федерации', следовательно, если такого вступившего в законную силу договора нет, отсутствует и уголовная противоправность угрозы и применения ядерного оружия.
Перечень видов оружия массового поражения в ст. 355 УК не исчерпывающий. Появление новых его видов влечет уголовную ответственность при наличии опять же международного договора Российской Федерации. Процедура заключения и вступления в законную силу такого договора довольно долгая. Поэтому некоторые авторы предлагают заменить слова 'о запрете международными договорами', на 'запрет нормами международного права'. Если какой-то вид оружия массового поражения (например, лучевое, инфракрасное, генетическое) будет запрещен международным договором без участия России, она окажется из-за сложности процедуры присоединения и ратификации довольно длительное время без защиты от этих новых видов оружия массового поражения. Замена запрета международным договором на запрет нормами международного права могла бы оградить нашу страну от угрозы и применения такого оружия*(421). Таких норм в международном гуманитарном праве немало.
Так, запрещено применять оружие с неизбирательным поражением гражданского населения и гражданских объектов - храмовых, медицинских, культурных, исторических и др., частной собственности, враждебное воздействие на природную среду. Запрещено помимо оружия экологической войны также оружие геофизической войны. Под геофизической войной понимается преднамеренное управление природными процессами, которое может вызвать ураганы, землетрясение, выпадение осадков в виде дождя или снега.
Имеются международно-правовые запреты применения и некоторых видов обычного оружия. Еще Декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль (Санкт-Петербург, 1868 г.) прямо устанавливала, что стороны 'предоставляют себе право входить впоследствии между собой в новое соглашение всякий раз, когда с целью поддержать поставленные принципы и для соглашения между собой требований войны и законов человеколюбия, вследствие усовершенствований, произведенных науками в вооружении войск, будет сделано какое-либо определенное предложение'.
В 1983 г. вступила в силу Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие. Неизбирательность и чрезмерность повреждений делает их близкими к оружию массового поражения. Разница - в отсутствии у них массовости поражения. Взамен этого признака наличествует чрезмерность повреждений.
Такое запрещенное оружие наказуемо по ст. 356 УК 'Применение запрещенных средств и методов ведения войны'.
Объективную сторону преступления альтернативно образуют пять видов оборота оружия массового поражения: разработка; производство; накопление; приобретение; сбыт.
Разработка означает теоретическое обоснование и проведение исследовательской работы, в результате которых получается соответствующий вид оружия.
Производство оружия массового поражения представляет собой действия, направленные на серийный промышленный выпуск.
Накопление означает создание соответствующих запасов оружия массового поражения.
Приобретение оружия массового поражения предполагает любые пути и средства завладения им: покупка, кража, дарение, обмен, присвоение и пр.
Сбыт - отчуждение предметов преступления во владение других лиц: продажа, обмен, дарение.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел: лицо осознает, что, совершая указанные действия, оно создает угрозу безопасности мира и человечества и желает этого (иногда из корыстных побуждений).
Субъект преступления - общий.
Приобретение или сбыт оружия массового поражения как международное военное преступление отличается от состава преступления, предусмотренного ст. 189 УК 'Незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, сырья, материалов и оборудования, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники'. Данное преступление - общеуголовное. Его родовой объект - интересы экономической деятельности. Цели использования в вооруженных конфликтах оно не преследует. При наличии же такой цели имеет место приготовление к производству оружия массового поражения.
В последнее время в России в связи с кризисом военно-промышленного комплекса получили распространение хищения радиоактивных материалов с целью сбыта, в том числе за границу. Это корыстное деяние, как и всякое иное хищение чужого имущества, к международным преступлениям отношения не имеет. Сказанное распространяется и на преступления, предусмотренные ст. 220 УК 'Незаконное обращение с ядерными материалами и радиоактивными веществами'. Последними являются материалы, которые самопроизвольно превращают неустойчивые атомные ядра в ядра других элементов, сопровождающиеся испусканием ядерных излучений.
Для России, как и для других государств, актуальна проблема захоронения радиоактивных отходов с содержанием радиоактивных веществ выше нормы безопасности. Ответственность в этих случаях наступает по ст. 247 УК 'Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов'.
Применение запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356 УК). Следует отметить, что заголовок статьи уже ее содержания. В ней речь идет не только о 'праве войны', но и о 'праве вооруженных конфликтов', которые шире войны. Кроме того, объективная сторона преступления описана намного подробнее, и применение запрещенных средств и методов - лишь одна из разновидностей действий, входящих в нее.
В международном праве регламентация наказуемости этих деяний появилась в начале ХХ в. в Гаагской конвенции 1907 г. 'О законах и обычаях сухопутной войны'. Она запретила обращение к таким наиболее опасным методам ведения войны, как бесчеловечное обращение с военнопленными, применение отравляющего оружия, неправильное использование флагов о перемирии и т.п. Устав Нюрнбергского военного трибунала признал военными преступлениями не только деяния, совершенные на поле боя, но и шире - во время войны. В частности, он признал военными преступлениями убийство, истязание, увод в рабство гражданского населения оккупированной территории. Женевская конвенция от 12 августа 1949 г. 'О защите гражданского населения во время войны'*(422) помимо войны говорит о военных преступлениях в вооруженном конфликте. Последний, в свою очередь, подразделяется на международный и внутригосударственный (немеждународный по характеру). Государства, ратифицировавшие Конвенцию, обязаны бороться с преступлениями как международного, так и немеждународного характера.
Объектом преступления выступают международные правоотношения в сфере соблюдения правил ведения войны или разрешения вооруженных конфликтов.
В отличие от ст. 353 УК, запрещающей в целом агрессивную войну с момента ее планирования, Женевская конвенция устанавливает наказуемость бесчеловечных методов и средств ведения войны и вооруженных конфликтов, независимо от того, были ли эти вооруженные конфликты' связаны с агрессией или нет. Понятие 'вооруженный конфликт' шире, чем понятие 'война'. Оно включает все разновидности применения оружия при решении конфликтов между государствами, независимо от того, касаются ли они территориальных, экономических, политических или социальных притязаний.
В ст. 3 Женевской конвенции от 12 августа 1949 г. 'О защите гражданского населения во время войны' говорится: 'В случае вооруженного конфликта, не имеющего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон, каждая из находящихся в конфликте сторон будет обязана применять как минимум следующие положения...' Далее идет перечень преступлений в отношении лиц, непосредственно не принимающих участия в вооруженном конфликте по болезни, пленению и другим основаниям. Таковыми признаются посягательства на жизнь и здоровье потерпевших, захват заложников, терроризм, ограбление. При этом раненые, инвалиды и беременные женщины пользуются особым покровительством и защитой. Все, как их именует Конвенция, 'покровительствуемые лица' пользуются семейным правом, правом на религиозные убеждения и отправление культовых обрядов, на неприкосновенность их чести и достоинства.
Вооруженные конфликты бывают двух видов: международные, т.е. между двумя или более субъектами международных отношений, суверенными государствами, и внутригосударственные немеждународного характера. Такие многолетние конфликты происходят между Северной Ирландией и Великобританией, басками и испанцами, турками и курдами, террористами Чечни и Россией.
Общепринятое определение международного вооруженного конфликта в теории и законодательстве международного гуманитарного права отсутствует. Поэтому в соответствии с общей концепцией международными можно признавать лишь вооруженные конфликты между двумя государствами. Внутригосударственные вооруженные конфликты квалифицируются национальным уголовным законодательством, как, например, терроризм, захват заложников, пиратство. Так, вооруженный конфликт Таджикистана, России и Узбекистана с талибами в Афганистане - это международный конфликт, между Чечней и Россией - внутригосударственный.
Объективная сторона преступления в диспозиции нормы описана как: а) жестокое обращение с военнопленными; б) жестокое обращение с гражданским населением; в) депортация гражданского населения; г) разграбление национального богатства на оккупированной территории; д) применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации.
Согласно ст. 4 Женевской конвенции от 12 августа 1949 г. 'Об обращении с военнопленными' к военнопленным отнесены лица, попавшие во власть неприятеля:
1) принадлежащие к личному составу вооруженных сил сторон, находящихся в конфликте, а также личный состав ополчения и добровольных отрядов, находящихся в составе вооруженных сил;
2) личный состав других ополченческих и добровольных отрядов сторон, находящихся в конфликте и действующих на собственной территории или вне ее при определенных, прямо в Конвенции зафиксированных, условиях;
3) лица, следующие за вооруженными силами, но в них не входящие (военные корреспонденты);
4) члены экипажа судов авиации и торгового флота;
5) население неоккупированной территории, которое борется с оружием для сопротивления, не успев сформироваться в регулярные войска, если они открыто носят оружие, а также другие перечисленные в ст. 4 Конвенции лица.
К военнопленным не относятся медико-санитарный и духовный персонал. Под 'ранеными' и 'больными' понимаются лица из числа военнослужащих и гражданских лиц, которые вследствие травмы, болезни или другого физического или психического расстройства или инвалидности нуждаются в медицинской помощи или уходе и которые воздерживаются от любых враждебных действий. Это также относится к роженицам, новорожденным детям и другим людям, которые могут нуждаться в медицинской помощи или уходе, например, беременные женщины, и которые воздерживаются от любых враждебных действий.
К покровительствуемым лицам относятся медико-санитарный и духовный персонал.
Жестокое обращение предполагает причинение физического вреда потерпевшим, акты терроризма и захвата заложников, пытки, добивание раненых, проведение биологических опытов, наказание без суда, репрессии. Посягательство на честь и достоинство, нарушение семейных, религиозных и иных прав без физического насилия состава данного преступления не образует.
Пленные военнослужащие могут быть интернированы в лагеря для военнопленных, в которых должны быть гарантированы снабжение их водой и пищей, мерами здравоохранения и гигиены.
Кроме работ по управлению, оборудованию и содержанию в порядке своего лагеря военнопленные могут быть привлечены в принудительном порядке только к работам: в сельском хозяйстве, в добывающей или обрабатывающей отраслях промышленности, за исключением металлургической, машиностроительной, химической и иных работ военного характера; в работах на транспорте, погрузочно-разгрузочных, не имеющих военного характера; в торговле, ремесле, искусстве; по домашнему хозяйству и коммунальным услугам.
Насколько грубо нарушались эти правила обращения с российскими военнопленными во время второй мировой войны германскими фашистскими оккупантами, убедительно свидетельствуют материалы Нюрнбергского военного трибунала и международной конференции по холокосту весной 2000 г. в Стокгольме*(423).
В немеждународных вооруженных конфликтах их участники статусом комбатантов не обладают, а потому не считаются военнопленными. Дополнительный протокол II Женевского соглашения применяет к ним термин 'лица, свобода которых ограничена по причинам, связанным с вооруженными конфликтами'. Статья 5 этого Протокола обязывает гарантировать им минимальные условия существования: снабжение продовольствием, водой, санитарно-гигиеническим обслуживанием. Они пользуются правом на получение помощи в индивидуальном или коллективном порядке. При привлечении к работам обязательно соблюдение условий безопасности, аналогичных предоставленным штатскому населению.
Аналогичное жестокое обращение запрещено и в отношении гражданского населения во время межгосударственного вооруженного конфликта. Во время второй мировой войны удельный вес потерь среди гражданского населения составил 48%, в ходе боевых действий в Ливане - 95%.
К гражданскому населению относятся граждане государств, участвующих в конфликте, граждане других государств, в том числе нейтральных, а также граждане государств, не подписавших Женевские конвенции и Дополнительный протокол I. Гражданское население лишается своего статуса и права на защиту, если среди него находятся целые военные подразделения и формирования.
При всех обстоятельствах запрещаются акты насилия или угрозы с целью терроризирования; нападения неизбирательного характера; нападение на гражданское население в порядке репрессалий; использование присутствия или передвижения гражданского населения или отдельных гражданских лиц для защиты от военных действий. Запрещается также перемещать население оккупирующей державы на оккупированную территорию и создавать там поселения. За нарушение этого запрета Израиль неоднократно подвергался осуждению Советом Безопасности и Генеральной Ассамблеей ООН. Под гражданским населением подразумеваются граждане России, лица без гражданства, постоянно проживающие в Российской Федерации, иностранцы, которые не участвуют в вооруженном конфликте и не являются, таким образом, законными комбатантами (воюющими лицами).
Граждане Российской Федерации могут участвовать в международных вооруженных конфликтах, в которых Россия не является стороной конфликта как по специальному правомочию, так и без него (добровольцы). Например, воинские подразделения России участвовали в миротворческих акциях в Югославии по специальному уполномочию Совета Безопасности ООН. В этих случаях они могут оказаться как потерпевшими от военных международных преступлений, так и их субъектами.
Депортация гражданского населения - это его изгнание, высылка, ссылка. Такого рода депортация была осуществлена, например, правительством США во время второй мировой войны в отношении проживающих в Америке японцев.
Разграбление национального имущества на оккупированной территории есть вывоз за пределы оккупированной территории во время международного вооруженного конфликта культурных, исторических, археологических, материальных ценностей.
К национальному имуществу прежде всего относятся культурные ценности. Международные конвенции признают таковыми:
а) ценности, движимые и недвижимые, которые имеют большое значение для культурного наследия каждого народа, например, памятники архитектуры, искусства или истории, религиозные или светские, археологические месторасположения, архитектурные ансамбли, произведения искусства, рукописи, книги, другие предметы художественного, исторического или археологического значения, а также научные коллекции или важные коллекции книг, архивных материалов;
б) здания с назначением сохранения или экспонирования движимых культурных ценностей, в частности, музеи, крупные библиотеки, хранилища архивов;
в) центры сосредоточения культурных ценностей.
В соответствии со ст. 11 Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, от 14 ноября 1970 г. 'считаются незаконными 'принудительный' вывоз и передача права собственности на культурные ценности, являющиеся прямым или косвенным результатом оккупации страны иностранной державой'.
Дополнительный протокол I к Гаагской конвенции 1954 г. запрещает:
а) совершать какие-либо враждебные акты, направленные против тех исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые составляют культурное и духовное наследие народов;
b) использовать такие объекты для поддержания военных усилий;
c) делать такие объекты объектами репрессалий.
'Разграбление' национального имущества должно толковаться шире, нежели хищение или грабеж. Уничтожение и повреждение также входят в его понятие.
Во время второй мировой войны были уничтожены все находящиеся на оккупированной территории Советского Союза культурные ценности мирового значения. Например, в толстовском музее-заповеднике 'Ясная поляна' немецкие фашисты устроили конюшню.
Массовое разграбление в течение всего периода оккупации осуществляли военные и гражданские фашистские оккупанты на территории СССР в 1941-1945 гг. Всего было вывезено около 600 тыс. произведений искусства, в том числе: 40 тыс. наименований из Екатерининского дворца, Янтарной комнаты, музеев Петергофа, Царского села, Пскова и Новгорода, собрание фарфора Екатерины II, 650 икон из коллекции Петра I.
Женевская конвенция 'О защите населения' (ст. 147) к серьезным международным преступлениям относит 'незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемое военной необходимостью'.
Понятие 'военная необходимость' в международных документах не раскрывается. Ее надо оценивать по правилам необходимой обороны, крайней необходимости и обоснованного риска.
Оккупированной признается территория, неправомерно занятая государством-агрессором или являющимся стороной международного вооруженного конфликта. Женевские конвенции и Протоколы к ним распространяют запрет воинских преступлений на все варианты оккупации: частичной или полной, даже если такая оккупация не встретила никакого вооруженного сопротивления.
Применение в вооруженных конфликтах средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации, имеет в виду все иные нарушения международных правил ведения войны. Такими в конвенциях названы, например, наказания военнопленных за деяния, не признаваемые преступлениями в его государстве, принудительный труд на военных заводах, принуждение к службе в армии.
Важным уточняющим юридическим признаком военных преступлений выступает указание в ст. 356 УК на то, что незаконные средства и методы разрешения международных вооруженных конфликтов должны быть запрещены международным договором Российской Федерации. Так, Женевские конвенции о защите жертв войны (ратифицированы СССР в 1954 г.) и два Дополнительных протокола к ним (ратифицированы СССР в 1989 г.) являются такими международными договорами Российской Федерации - правопреемницы Союза ССР.
Как известно, ведение войны регулируется не только международными договорами, но и обычаями войны. Это прямо признано в приговоре над главными военными преступниками Германии в Нюрнберге: 'международное право не является продуктом международного законодательства: Законы ведения войны можно обнаружить не только в договорах, но и в обычаях, и в практике государств, которые постепенно получили всеобщее признание, и в общих принципах правосудия, применявшихся юристами и практиковавшихся в военных судах'.
За полвека, истекших после Нюрнбергского и Токийского судебных процессов, наиболее серьезные военные преступления в виде нарушений правил ведения войны получили юридическое закрепление в международном праве. Ссылка на международный договор РФ в ст. 356 УК означает, что договор должен быть ратифицирован и вступить в силу.
Удачно названы нормы о военных преступлениях в Уголовном кодексе Республики Беларусь: ст. 135 - 'Нарушение законов и обычаев войны' и ст. 136 'Преступные нарушения норм международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов'. В них точнее, чем в УК РФ, охарактеризованы объекты посягательств. Кроме того, белорусский законодатель сумел устранить бланкетность норм. Правоприменителю не придется при их использовании разъяснять и ссылаться на многочисленные международные конвенции и протоколы к ним, устанавливать их законную силу. Поскольку содержание названных норм способствует раскрытию норм о военных преступлениях по Уголовному кодексу РФ, целесообразно их привести полностью.
В статье 135 УК Республики Беларусь записано:
'1. Принуждение лиц, сдавших оружие или не имеющих средств защиты, раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, медицинского, санитарного и духовного персонала, военнопленных, гражданского населения на оккупированной территории или в районе военных действий, иных лиц, пользующихся во время военных действий международной защитой, к службе в вооруженных силах противника или к изменению либо лишению их права на независимый и беспристрастный суд, либо ограничение права этих лиц на защиту в уголовном судопроизводстве, -
наказываются ограничением свободы от трех до пяти лет или лишением свободы на срок от трех до семи лет.
2. Причинение тяжких телесных повреждений лицам, названным в части первой настоящей статьи, либо истязания, либо проведение над ними, даже с их согласия, медицинских, биологических и других экспериментов, либо использование их для прикрытия своих войск или объектов от военных действий, либо захват и утверждение таких лиц в качестве заложников, либо угон гражданского населения для принудительных работ, -
наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.
3. Умышленное убийство лиц, названных в части первой настоящей статьи, -
наказывается лишением свободы от восьми до двадцати лет, или пожизненным лишением свободы либо смертной казнью'.
Как видно, в приведенной норме исчерпывающе перечислены лица, которым при вооруженных конфликтах вопреки международно-правовым запретам причиняется вред, а также действия, которыми этот вред причиняется. В ст. 356 УК РФ названы лишь военнопленные и гражданские лица, что не согласуется с международным правом о защите жертв войны.
Статья 136 УК Республики Беларусь включает шестнадцать видов нарушений норм международного гуманитарного права. К ним относятся:
1) применение средств и методов ведения войны, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие;
2) умышленное причинение обширного, долговременного и серьезного ущерба природной среде;
3) нападение на обладающие с защитной целью отличительными эмблемами Красного Креста и Красного Полумесяца персонал, строения, оборудование, транспортные формирования и транспортные средства;
4) использование голода среди гражданского населения в качестве метода ведения военных действий;
5) вербовка детей, не достигших 15-летнего возраста, в вооруженные силы либо разрешение им принимать участие в военных действиях;
6) произвольное и производимое в большом масштабе разрушение или присвоение имущества, не вызванное военной необходимостью;
7) превращение неосвобожденных местностей и демилитаризованных зон в объект нападения;
8) превращение в объект нападения ясно опознаваемых исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, находящихся под особой защитой, при отсутствии военной необходимости;
9) нарушение соглашений о перемирии, приостановлении военных действий или местных соглашений, заключенных с целью вывоза, обмена или перевозки раненых и умерших, оставленных на поле сражения;
10) совершение нападения на гражданское население или на отдельных гражданских лиц;
11) совершение нападения неизбирательного характера, затрагивающего гражданское население, или гражданские объекты, когда заведомо известно, что такое нападение повлечет чрезмерный ущерб гражданским объектам;
12) совершение нападения на установки или сооружения, содержащие опасные силы, когда заведомо известно, что такое нападение повлечет чрезмерные потери среди гражданских лиц либо причинит чрезмерный ущерб гражданским объектам;
13) совершение нападения на лицо, заведомо для виновного прекратившее принимать непосредственное участие в военных действиях;
14) перемещение части собственного гражданского населения на оккупируемую территорию;
15) неоправданная задержка репатриации военнопленных и гражданских лиц;
16) применение в вооруженных конфликтах иных средств и методов ведения войны, запрещенных международными договорами Республики Беларусь, -
наказывается лишением свободы на срок от пяти до двадцати лет'.
В данной норме обстоятельно раскрываются виды преступлений не только во время войны, но и вооруженных конфликтов. Во второй половине ХХ в. именно они, а не войны стали ареной военных преступлений. Все процитированные виды военных преступлений, за исключением прямо названных в ст. 356 УК РФ, жестокого обращения с военнопленными или гражданским населением, депортации последнего и разграбления национального имущества имеют отношение к применению средств и методов, закрепленных международным договором России.
Весьма подробно описаны составы умышленного нарушения норм гуманитарного права во время внутригосударственного или международного конфликтов в ст. 411 УК Грузии 1999 г. и ст. 116 УК Азербайджанской Республики 1999 г.
Самостоятельно сконструирована в белорусском УК ст. 138 'Незаконное пользование знаками, охраняемыми международными договорами'. Ограничением свободы до четырех лет или лишением свободы до трех лет наказывается 'умышленное использование вопреки международным договорам во время военных действий эмблем Красного Креста, Красного Полумесяца, или охраняемых знаков для культурных ценностей, или иных знаков, охраняемых международным правом, либо пользование государственным флагом или государственными отличиями неприятеля, нейтрального государства, флагом или знаком международной организации.
Аналогичная норма в Уголовным кодексе РФ отсутствует. В Кодексе 1960 г. глава о воинских преступлениях включала статью о незаконном использовании знаков Красного Креста и Красного Полумесяца. По действующему Кодексу такие злоупотребления названными эмблемами могли бы наказываться как незаконные методы и средства ведения военных действий. Однако по характеру общественной опасности они недостаточно тяжелы для признания международными военными преступлениями, наказуемыми лишением свободы до двадцати лет. Поэтому правильнее было бы состав незаконного пользования эмблемами, охраняемыми международным правом, сформулировать отдельно и преследовать как преступления международного характера, а не международное военное преступление.
Субъективная сторона данного преступления - прямой умысел, конкретизированный и неконкретизированный, определенный и неопределенный. Предвидение фактической величины ущерба, как правило (что характерно для большинства международных преступлений), не конкретизировано.
Субъект преступления - общий, т.е. вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Однако практика, как показывают процессы над главными военными преступниками второй мировой войны, и деятельность международных трибуналов, образованных для суда над военными преступниками по бывшей Югославии и Руанде, по существу, идет по пути привлечения к ответственности в основном высших государственных и военных деятелей. Аналогичное ограничительное толкование, как ранее отмечалось, дала правоприменительная практика и к норме об агрессивной войне. Национальные военные трибуналы осуждают иных лиц за конкретные преступления. Например, к длительному сроку лишения свободы был осужден американский лейтенант У.Колли, отдавший приказ о сожжении вьетнамской деревни Сонгми. За расстрелы борцов Сопротивления осужден французским судом палач К.Барбье. В Италии за пытки и истязания в гестапо по приговору суда был расстрелян Прибке. Нераспространение сроков давности на международные военные преступления позволяет и по сей день арестовывать и предавать суду военных преступников и их пособников.
Квалифицирующим видом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 356 УК, является хотя бы одноразовое применение оружия массового поражения. (О понятии 'оружие массового поражения' см. в толковании ст. 355 УК). Так, применение иприта германскими вооруженными силами в первой мировой войне полностью подпадает под данную статью, ибо запрет на применение химического оружия был установлен еще на Гаагской конференции мира 1907 г. Ссылка на 'военную необходимость' при применении оружия массового поражения исключается полностью, ибо такое оружие неизбирательно и собственно военных целей достичь не в состоянии.
Крупномасштабные нарушения международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов происходили с 1991 г. на территории бывшей Югославии. Совет Безопасности ООН учредил Международный трибунал ad hoc, т.е. для конкретного случая осуждения массовых жестокостей в Боснии и Герцеговине. Был принят Устав (Статут). По нему трибунал правомочен наказывать только тюремным заключением. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы не допускаются. Отбывание наказания возможно в любой стране, которая дала на это согласие.
По ст. 2 Статута трибунал наделялся компетенцией судебного преследования лиц, нарушающих положения Женевских конвенций 1949 г. Такими являются:
a) преднамеренное убийство;
b) пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты;
c) преднамеренное причинение тяжких страданий или серьезного ущерба физическому состоянию личности или ее здоровью;
d) незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемое военной необходимостью;
е) принуждение военнопленного или гражданского лица к службе в вооруженных силах вражеской державы;
f) лишение военнопленного или гражданского лица его права на беспристрастное и справедливое провосудие;
g) высылка или незаконное перемещение лиц гражданского населения или незаконное их задержание;
h) взятие в заложники гражданского населения.
Согласно ст. 3 Статута Международный трибунал предпринимает судебное преследование лиц, ответственных за нарушение законов и обычаев войны. К ним, в частности, относятся:
a) применение токсичного оружия или других видов оружия, направленных на причинение излишних страданий;
b) бессистемное разрушение городов или деревень или их разорение, не оправданное военной необходимостью;
c) атака или бомбардировка, вне зависимости от применяемых средств, ничем не защищенных городов, сел, населения или зданий*(424);
d) преднамеренный захват, разрушение или повреждение исторических памятников, произведений искусства, которые составляют культурное или духовное наследие народа, или мест отправления религиозных культов;
e) кражи, грабежи или незаконное присвоение культурных ценностей.
Например, за убийства пациентов госпиталя в Буховере 21 ноября 1991 г. Трибунал осудил Душко Тодича к тюремному заключению. Всего, как отмечалось, на 1 января 2001 г. за военные преступления на территории бывшей Югославии отбывают наказание 35 осужденных гаагским международным трибуналом.
Наемничество (ст. 359 УК). В международном уголовном праве наемничество всегда рассматривалось, наряду с пиратством и другими многочисленными так называемыми конвенционными преступлениями как преступление международного характера. Однако в связи с позицией законодателя, поместившего норму о наемничестве в главу Уголовного кодекса о преступлениях против мира и безопасности человечества, теперь надлежит оценивать его иначе.
Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. также включил наемничество в их число. Статья 23 'Вербовка, использование, финансирование и обучение наемников' содержит подробную характеристику наемника, однако его ответственность не устанавливает.
Статья 359 УК РФ конструирует три состава наемничества. В ч. 1 предусмотрена ответственность за вербовку, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника и за его использование в вооруженном конфликте или в военных действиях. Часть 2 содержит квалифицированный состав. Часть 3 наказывает лишением свободы от трех до семи лет участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях.
Наемничество наносит ущерб мирному сотрудничеству государств. Ряд бывших союзных республик СССР, например, Украина, Узбекистан, ввели еще в 1995 г. норму об уголовной ответственности за наемничество. В международном праве Дополнительные протоколы 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г. 'О защите жертв войны' признали, что наемник не имеет прав законного комбанта, а является военным преступником и подлежит уголовному наказанию. Конвенция о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников 1989 г. сформулировала самостоятельный состав наемничества*(425).
Объектом наемничества являются международные правоотношения в сфере использования иррегулярных вооруженных сил другого государства для межгосударственного вооруженного конфликта или военных действий.
Устав ООН категорически запрещает наемничество: 'каждое государство обязано воздерживаться от организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе и наемников, для вторжения на территорию другого государства'.
Объективную сторону наемничества, согласно ч. 1 ст. 359 УК, составляют следующие альтернативные деяния: а) вербовка; б) обучение; в) финансирование или иное материальное обеспечение наемников; г) использование наемника в вооруженном конфликте или военных действиях.
Вербовка - это действия, направленные на заключение соглашения об оплачиваемом участии лица (наемника) в вооруженном межгосударственном конфликте или военных действиях. Она начинается с поисков кандидатов в наемники, затем психического воздействия на них (уговоры, шантаж, обещания и пр.) с целью вовлечения их в вооруженный конфликт и заканчивается заключением соглашения об этом в разной степени его юридической оформленности.
Обучение имеется в виду военное: передача необходимой образовательной информации, тренировка по обращению с оружием, ведению военных действий, элементам воинской дисциплины.
Финансирование или иное материальное обеспечение - выплата единовременных пособий наемнику, возможно и семье, регулярная заработная плата, обеспечение обмундированием, жильем, питанием и другими материальными благами. Как правило, денежное вознаграждение наемников многократно превышает заработную плату солдат, офицеров и генералов регулярной армии*(426).
Использование в вооруженных конфликтах или военных действиях предполагает вовлечение в непосредственное участие наемника в выполнение боевых заданий, связанных с вооруженным конфликтом или ведением военных действий. Использование наемника в других функциях, например, в мародерстве, насилии, ограблении, образует состав не наемничества, а самостоятельных преступлений: убийства, изнасилования, кражи, если они не подпадают под признаки состава 'военные преступления'.
Преступление считается оконченным с момента выполнения хотя бы одного из перечисленных действий.
Наемничество может иметь место как в мирное, так и в военное время: в межгосударственных и во внутригосударственных конфликтах.
Субъективная сторона преступления - прямой умысел: субъект осознает, что занимается вербовкой, обучением, финансированием наемника и желает этого.
Субъет преступления по ч. 1 ст. 359 УК - общий.
В качестве квалифицирующих признаков в ч. 2 ст. 359 УК названы: а) использование виновным своего служебного положения и б) совершение деяния в отношении несовершеннолетнего.
Квалифицирующий элемент наемничества - использование служебного положения охватывает сферы как должностной, так и более широкой служебной деятельности. Как правило, она связана с военной службой вербовщика. Однако может использоваться и авторитет цивильного государственного служащего. Известны случаи, когда работники военкоматов завербовывали демобилизованных из армии лиц для участия в вооруженных конфликтах за рубежом. В чеченском и афганском вооруженных конфликтах принимали участие в роли вербовщиков наемников Турция, Пакистан, Афганистан, Иордания, Саудовская Аравия.
Несовершеннолетние, потерпевшие от наемничества, - это лица, не достигшие 18-летнего возраста к моменту их вербовки и иных наемнических действий.
В ч. 3 ст. 359 УК предусмотрен самостоятельный состав преступления. Если в ч. 1 и 2 данной нормы наемник выступает потерпевшим, то в ч. 3 - он субъект преступления, который несет ответственность за участие в вооруженном конфликте или военных действиях.
Участие может выражаться путем нахождения в рядах военных подразделений комбатантов сторон конфликта, в выполнении боевых заданий, наконец, в индивидуально-инициативном поражении противника. Совершениенаемником военных преступлений (ст. 356), геноцида (ст. 357) или экоцида (ст. 358) влечет ответственность по совокупности с фактически совершенными преступлениями. Аналогично квалифицируются по совокупности наемничество с другими общеуголовными преступлениями, совершенными наемниками (убийства, изнасилования, грабежи и т.д.).
Субъективная сторона преступления и со стороны вербовщика, и со стороны наемника - прямой умысел.
Субъект преступления специальный, а именно - наемник.
В примечании к ст. 359 УК содержится исчерпывающая характеристика наемника: 'Наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей'.
Таким образом, наемник - это лицо, которое:
не является гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях. Поэтому, например, российский гражданин не может оказаться наемником, если Российская Федерация участвует в вооруженном конфликте или военных действиях между государствами;
постоянно проживает на территории участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях государства.
Наемником не является лицо, которое направлено для выполнения официальных обязанностей (советники, наблюдатели, журналисты и др.). Такие миротворческие обязанности выполняли по решению ООН, например, воинские подразделения России в бывшей Югославии.
Иначе говоря, наемником может быть гражданин, не являющийся законным комбатантом, который на свой страх и риск в группе либо индивидуально на добровольных, но оплачиваемых началах участвует в вооруженном международном конфликте или военных действиях. Такие отряды, в том числе и из российских граждан, участвовали в боевых действиях в бывшей Югославии.
В проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1994 г. дается более подробная характеристика наемника. Таковым признается любое лицо, которое:
а) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооруженном конфликте;
b) принимая участие в военных действиях, руководствуется главным образом желанием получить личную выгоду и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и такой же должности, входящими в личный состав вооруженных сил данной страны;
c) не является ни гражданином страны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте.
'Наемником признается также любое лицо, которое в любой другой ситуации:
a) специально завербовано на месте или за границей для участия в совместных насильственных действиях, направленных на:
i) свержение правительства или иной подрыв конституционного строя государства; или
ii) подрыв территориальной целостности государства;
b) принимая участие в таких действиях, руководствуется главным образом желанием получить значительную выгоду и которое побуждается к этому обещанием выплаты или выплатой материального вознаграждения;
c) не является ни гражданином, ни постоянным жителем государства, против которого направлены такие действия;
d) не направлено государством для выполнения официальных обязанностей; и
e) не входит в личный состав вооруженных сил государства, на территории которого совершаются такие действия'.
К 12,5 годам лишения свободы приговорен дезертировавший из иракской армии Абдель Азиз. С 1998 г. этот наемник объявил себя духовным лидером чеченских бандитов, проводил с ними занятия в учебных центрах, лично дал фетву (религиозное благословение) на вторжение чеченских боевиков в Дагестан.
на заглавную О сайте10 самыхСловариОбратная связь к началу страницы
© 2008-2014

online
magazines pdf download
download magazine pdf
download ebooks pdf
XHTML | CSS
1.8.11