Онлайн словарь
С
СО

Социокультурный словарь-19

[loadfile: templates/common/google_ads.txt is empty]
 
арода, т. е. в результате основного заблуждения интеллигенции. Идея У. в официальной идеологии приобретает форму средства выхода вековой отсталости, из царства кривды. У. рассматривается как фактор несомненного преимущества нового общества над Западом вообще. В разных формах эта идея существовала на всех этапах второго глобального периода. Идея У. является искаженной формой идеи модернизации. В принципе оно возможно как реальное движение в результате возрастания ценностей утилитаризма и либерализма, но является в конечном итоге утопией, если основывать ее на ценностной базе традиционализма.   УСЛОВИЯ, СРЕДСТВО, ЦЕЛЬ — логические ступени процесса осмысления, движения мысли и одновременно характеристики, модальности культуры, составляющие как элементы ее структуры, так и стороны, необходимые атрибуты любого культурного процесса.   УСЛОЖНЕНИЕ в обществе — рост множества и разнообразия элементов системы, их связей между собой, возрастание динамичности, потока новшеств, возрастание дезорганизации, роста вызовов истории. внешних и внутренних факторов, возрастание масштабов и сложности подлежащих разрешению проблем, трудности их разрешения. Рост У. может привести и к росту дискомфортного состояния, что в свою очередь может стать либо стимулом для повышения способности решать более сложные задачи, т. е. для медиации, либо наоборот — для антимедиации, стремления упростить систему, разрушить сложности ударом косы инверсии. У. в условиях традиционной цивилизации обычно происходит крайне. медленно, незаметно, что сдерживает рост дискомфортного состояния. В условиях промежуточной цивилизации, отягощенной расколом, существует тенденция к У., связанная с научно-техническим прогрессом, а также с изменением господствующих идеалов, с ростом плюрализма и т. д. Столкновение этой тенденции со стремлением к упрощению, унификации, связанными с активизацией традиционализма, уравнительностью, — важный фактор роста дезорганизации. Саму человеческую историю можно рассматривать как процесс У. социокультурной жизни, уровня сложности проблем, сложности решений. Отсюда следует, что история одновременно рассматривается как повышение способности принимать все более трудные, сложные решения. Эта сложность особенно существенно возрастает при переходе к либеральной цивилизации, когда социальные процессы значительно ускоряются и каждый человек неоднократно переживает существенные изменения на протяжении своей жизни. Это требует превращения изменения ситуации, потока новшеств, динамизма в необходимое условие комфортного состояния. У. на определенном этапе требует превращения прогресса, развития в повседневную задачу общества. Следование основному закону социальных систем большой сложности немыслимо без неуклонного совершенствования демократии, развития личности, ее менталитета. Отставание этого процесса от У. приводит к снижению социального эффекта решений, к инфантильности, что порождает нарастание дезорганизации. Важнейшее условие роста способности принятия решения — соответствующее развитие менталитета, личности. Сегодня сложность общества в СССР достигла беспрецедентного уровняв истории человечества. Одновременно разрыв между ней и отстающей способностью принимать эффективные решения приближается к критической точке. Отставание способности разрешать все более сложные задачи становится главной проблемой, от которой зависит существование общества. Центральной проблемой остается преодоление раскола, способность следования социокультурному закону. Среди проблем, которые общество оказалось неспособным родить, можно назвать и судебно-правовую деятельность, определение реальной виновности лиц, обеспечение процедуры вынесения «справедливого» приговора, а также управление сложными техническими системами, например транспортными, атомными электростанциями и т. д., обеспечения общей и локальных реформ и т. д. Судьба общества определяется гонкой между продолжающимся У. Общества и массовым ростом способности разрешать все более сложные задачи.   УТИЛИТАРИЗМ — важнейший нравственный идеал, характеризуется возрастанием ценности повседневных благ, в первую очередь материальных, стремлением искать новые средства для существующих целей. У. вызревает из древних форм общения, из коммуникаций, имеющих прежде всего престижное значение. Он появляется как способность изменить условия для получения благ, как постепенное появление представления о благах, ради получения которых можно изменить определенные характеристики окружающего мира. У. Возможно возник из жертвы идолу, веры в его способность ответить на жертву из постоянной деятельности, обеспечивающей коммуникацию с внешней силой. Попытка таким образом поддерживать космический порядок могла в определенных стрессовых ситуациях превратиться в попытку посредством жертвы изменить этот порядок для достижения сложившейся цели. Крот У. роет хорошо, но медленно и низко. В конечном итоге У. приводит к разложению синкретизма. Если древнее синкретическое мышление оперирует нерасчлененными представлениями, то У. расчленяет это единство, неизбежно идет по пути развития рефлексии. что может быть связано с расширением сферы интересов, творческих возможностей личности. У. заполняет вакуум между оппозициями древнего сознания и срединной культурой, разлагает инверсионный тип социальных изменений. Возникновение У. было революцией в человеческой деятельности, которая происходила, однако, на каких-то глубоко скрытых этажах повседневного труда и общения. У. свидетельствовал, что человек начал бороться с тиранией прошлого опыта, что в самой культуре, в ее самых скрытых низах стала усиленно пробиваться критическая сила, стремящаяся вывести человека из слепого подчинения ритуалу, из-под диктата исторически сложившейся культуры. Ценности У. медленно пробивались вверх, чему способствовали различные стрессовые ситуации общества, необходимость избежать гибели. У. развивается от умеренного к развитому. Первый характеризуется стремлением увеличить получение благ путем их уравнительного перераспределения, путем кражи, захвата, нищенства, социального иждивенчества, нажима на правительство, общественность и т. д. Умеренный У. связан с собирательством и уравнительностью. В условиях производящего хозяйства, его элементов на основе умеренного У. может сложиться крайне болезненное несоответствие между потребностями в получении благ и потребностью людей их производить (Псевдоэкономика). Развитый У. характеризуется осознанием связи роста благ и личных усилий по их добыванию, производству. Развитый У. с его ориентацией на прогресс производства требует развития личности с высокой оценкой своего Я. Он в конечном итоге подготовляет почву для либерализма с его растущей оценкой духовных ценностей, идеалов свободы, саморазвития, законности, диалога и т. д. и является его предшественником, хотя и отдаленным. Развитый У. разрушает коллективистские формы У., характеризуемые идеей «общего блага», т. е. общего труда, основанного на коллективном, общинном, «соборном» принципе. Ему противостоит личностный У., ориентированный на получение благ на основе личной инициативы, личного творчества. У. может принимать различные формы, связанные с различием средств, которые им используются. Например, машинный У. связан со стремлением создавать и использовать машинные системы. У., следовательно, выступает как возрастающая по своей значимости пружина социальных изменений, сила, вынуждающая формировать новые средства, что в конечном итоге переходит в необходимость пересматривать цели человеческого существования. Это, однако, требует преодоления ограниченности У., развития либерализма. У. в своих постоянных поисках новых блат и новых средств пытается следовать сложившемуся опыту, т. е. инверсионной логике. Например, периодические попытки быстрой, моментальной модернизации, ускорения, догнать США по производству и т. д. являются попытками инверсионного перехода к взрывообразному удовлетворению утилитарных потребностей посредством столь же взрывообразного роста массовой ценности определенных видов труда. У. по самой своей сути постоянно выходит за рамки инверсии, переходя к медиации. Культура У. несет в себе нечто общее разным типам культуры, разным нравственным идеалам. Развитие У. расширяет этот диапазон. У. сходен с вечевым идеалом в некритическом отношении к целям, но отличен от него в своем росте критического отношения к средствам. Постоянный поиск все более совершенных средств сближает У. с либеральным идеалом. Однако между ними существенно различное отношение к целям. Либерализм, опираясь на науку, на достижения высшей культуры, распространил свое критическое отношение также и на цели. Тем самым развитый У. занял промежуточное положение, стал своеобразным мостом между вечевым идеалом и либерализмом. Нравственная оценка У. как в массовом сознании, так и в либеральном идеале, носила и носит в основном негативный характер. Духовная элита не нашла формы ее ассимиляции, что хорошо видно при изучении русской литературы XIX века (Н. Гоголь, М. Салтыков-Щедрин и т. д.). Нельзя, однако, забывать, что У. развивался в России не на своей собственной основе, но на основе синкретизма, т. е. его недостатки были связаны со всей социокультурной ситуацией. Общество, двигаясь по пути У. парадоксальным образом тяготилось им. Его рост не сопровождался нравственной санкцией в массовом сознании. Он выступал как дьявольская сила, разрушающая жизнь, как фактор, стимулирующий дискомфортное состояние. В этом отношении Россия противоположна Западу, где рост У. на определенном этапе находил обоснование в философских и этических системах, а также в протестантской этике. Тяга к У. и одновременно страх перед ним порождали раздвоенность сознания, усиливали нравственное напряжение, сознание греховности собственной жизни, страх отпадения. Этот конфликт в условиях раскола общества приобрел застойную форму. Негативное отношение к У. объясняется тем, что его сходство с другими идеалами носит скрытый характер, тогда как его отличия от них бросаются в глаза. Он порождает дискомфортное состояние у носителей вечевого идеала, так как он подрывает уравнительность, создает имущественное неравенство. Он неприятен либерализму, так как У. исторически тяготеет к материальным ценностям, чужд пониманию высших ценностей духа, с трудом соглашается на государственность, замыкаясь в своих локальных ограниченных мирах, в чем он следует вечевому локализму. Травля У. в печати и литературе, особенно в некоторые периоды, — обычное дело. Он в глазах миллионов выступает в роли воплощения мирового зла, которое несет к нам Запад, те или иные этнические группы; под его влиянием множество людей отпадает от идеала социализма, от языческого тотема, от деревней Правды и приобщается к кривде с ее корыстью, стремлением к наживе, вещизму и т. д. Реально негативная сторона этого перехода заключается в том, что У. не освящен санкцией высшей культуры, пониманием его нравственной правоты, что не только тормозит прогресс У., но и придает ему характер греховности (например, Торговля). Каждый его шаг как бы говорит, что все кругом жулики, и именно это истолкование, а не сам У., стимулирует коррупцию. В результате отсутствия этой проработки до уровня повседневности У. остался не облагороженным опытом человеческих отношений, а как бы противостоял этим отношениям, достигая подчас вершин бесчеловечности. Прямолинейное механическое применение абстрактных схем вполне может привести к идее необходимости истребления «бесполезных людей». Например, по мнению хрупкой блондинки, как, впрочем, и других, к детямнаркоманам следует подойти с критерием; «А проку от них чуть, если в пятнадцать лет наркоманы, зато вреда много». Поэтому их родителей» само собой стерилизовать их и стрелять», а детей «несколько лет подержать взаперти, а если не исправились, то стрелять» (Притула Д. Не опоздать! // Нова. 1988. № 3. С. 154). У. позволяет обменивать высшие духовные ценности на материальные блага, например, «Комсомольцы заключили договор со стариками. Старики разрешили снять колокол с церкви, комсомольцы обязались взамен дать старикам трактор» (Платонов А. Из записных книжек). Развитый У., несмотря на свой творческий характер, подвергается гораздо большему остракизму, чем умеренный, хотя последний тяготеет к иждивенчеству. У. существует как стремление приспособиться к реальной ситуации, будь это древняя община или общество, где господствует монополия на дефицит. Во всех случаях он может непосредственно служить средством укрепления соответствующего типа отношений и одновременно скрыто подкапывается под него. У. крайне противоречив. Сегодня он может стать орудием в принципе любых, самых архаичных сил. У. обладает серьезными слабостями. Ситуация для него сводится к ограниченному количеству характеристик, которые непосредственно дают эффект. У. не знает, что эмпирическая ситуация является ограниченным и преходящим звеном сложного изменчивого мира и то, что с точки зрения ограниченных представлений кажется пользой, может с точки зрения исторического процесса оказаться катастрофой. У., как и синкретизм, не знает современного мира и поэтому их ценности рискуют направить общество на собственное саморазрушение. Тем самым У. отличен от развитого рационализма, так как последний требует постоянной критической переоценки своих оснований. У. в сущности ориентируется на случайные обстоятельства и не контролирует возможность их изменений и, следовательно, стоит перед угрозой просчета. У. постепенно преодолевает свою ограниченность, но его выход к вершинам культуры означал бы, что он уже перерос в либерализм. Позитивное в У. - его догматическая непредвзятость. Следуя своей конъюнктурной логике, У. может соскользнуть с манихейства и стать на позиции либерализма, согласиться на диалог. Однако если ситуация изменится, он может быстро, инверсионным образом вернуться обратно. Это утилитарное скольжение между разными ценностями имеет исключительно важное значение для гибридных идеалов, для понимания природы псевдосинкретизма, для попыток других народов установить диалог с носителями У. Важнейшее значение У. в истории страны заключается в том, что в условиях раскола, т. е. застойной неспособности преодолеть социокультурное противоречие, У. постепенно начинает служить основой гибридного идеала, открывающего опреде ленные возможности для обеспечения интеграции общества на разных этапах. У. Открыл путь синтезу различных, возможно противоположных идеалов своим циничным отношением к любой логике, кроме логики последовательной, ежеминутной целесообразности, превращая все идеалы в средство для сложившихся целей, и тем самым, кажется, давал единственный шанс на жизнь этому безумному обществу. Он открывает возможность правящей элите при инверсионном переходе от одного этапа к последующему манипулировать, решая медиационную задачу, всем богатством накопленных нравственных идеалов, постоянно формируя идеологию. Стремление У. найти свое место в жизни служит поводом для смеха, принимающего подчас формы острейшей сатиры, смеха, перерастающего в самый серьезный призыв к уничтожению У. Между тем У. является серьезным процессом, так как он следует некоторому принципу, например благу, пользе, богатству и т. д. Но вместе с тем в этом процессе больше смеха, чем на любом карнавале. Народный карнавал обращается к древним ценностям, к тому, что уже было. Карнавал — всегда повторение. В противоположность карнавалу в У., в его сдержанной усмешке таится отрицание всего мироздания. У. смеется над миром, чтобы превратить его в средство для своих целей. Сегодня, на седьмом этапе второго глобального периода, когда встал вопрос о экономической реформе, только У. может занять место основы, хотя и в иллюзорных формах, экономического развития. В принципе У. сегодня слаб, и его стремление к рынку носит ограниченный характер. Реформаторы склоняются к опоре на коллективистский У. и в меньшей степени — к личностному У. и даже ведут борьбу с последним (например, Закон о борьбе с нетрудовыми доходами). Коллективистский У. возник как приспособление общинного духа русской культуры к росту У. Успех экономической реформы, если абстрагироваться от социальных и культурных проблем, зависит от уровня развитого У., от его способности постепенно вдохнуть жизнь, звено за эвеном, в хозяйственную систему, перестроить ей на основе рыночных отношений. Этот процесс без сомнения может быть использован государственными организациями, владеющими дефицитом, т. е. помещениями, сырьем, деньгами и т. д., для того, чтобы поставить себя по отношению к утилитарным кооператорам в положение феодальных властителей. Однако этот процесс может быть прерван ростом дискомфортного состояния, возмущением людей ростом У., который толкает массы вновь к манихейскому истолкованию мира как борьбы бедных и богатых. Удар косой инверсии, взрыв антимедиации может вновь отшвырнуть общество к примитивным формам господства натуральных отношений. Отсюда — задача реформаторов: достигнуть развития творческого У., совершенствуя методы предотвращения возможного в связи с этим массового дискомфортного состояния. Нарастающая дезорганизация стимулирует развитие У. Общество заинтересовано в том, чтобы он принимал цивилизованный формы.   УТОПИЯ — представление об идеальном обществе, некритическая уверенность в возможности непосредственного воплощения в жизнь традиционных, мифологических, возможно модернизированных, идеологических экспектаций, идеалов. Например, У. являются стремления воплотить в жизнь идеалы построения большого общества по аналогии с сельской общиной, концепции социализма, реализация которых на соответствующем отрезке времени не может иметь места либо в связи с полной невозможностью принятия соответствующих идей широкими слоями населения в качестве реальных ценностей своей собственной деятельности, либо в результате того, что принятие этих ценностей приводит к нефункциональной системе, нарушают запреты социокультурного закона. У. Мора, Кампанеллы и т. д. дают картины до предела жестко регулируемых обществ, производств, личной жизни в городах, домах. Они представляют собой модернизированные традиционные идеалы, не соответствующие ни прошлому в силу элементов модернизации, ни будущему в силу груза традиционности. У. - элемент определенного этапа выработки любого решения, так как все начинается с воспроизводства некоторой ранее сложившейся потребности, которая может оказаться У. в изменившейся ситуации. Эффективность решения зависит от способности человека критически переосмыслить все его предпосылки, элементы на основе изменившихся условий, возникновения новых средств, вызревания новых целей, т. е. необходимо преодолеть в решении элемент У. Всякие идеи, проекты, их воплощение должны пройти испытание на презумпцию утопии. Попытка реализовать У., т. е. прежде всего воплотить в социальные отношения, получить от нее результат можно рассматривать как результат чуда инверсии, в случае реализации оно сменяется обратной инверсией. Например, социализм как общество, которое немедленно избавляет людей от смерти, от труда, воплощает всеобщее равенство, кончается в конечном итоге ростом дискомфортного состояния, обратной инверсией. Смерть мальчика означает, что в «Чевенгуре нет никакого коммунизма» (Платонов А., Чевенгур).   УХОД БОЛЕЗНИ ВНУТРЬ — результат недостаточной способности общества преодолевать дезорганизацию, предотвратить ее проникновение во все более глубокие структуры. Чем глубже проникает этот процесс, тем меньше реальная возможность более или менее стабилизирующего вмешательства самого общества, всех его институтов, включая партию, органы безопасности и т. д., в социальные отношения. Например, накапливаемое недовольство, если оно не находит выхода в политической, социальной и прочих формах активности, спускается до нравственных основ общества, получает свое выражение в алкоголизме и наркомании, в общем нравственном упадке. Для У. б. в. характерно усиление неконтролируемых процессов, чреватых распадом, катастрофой, ослаблением потоков социальной энергии, использование ее вопреки интеграции общества во все более скрытых интимных структурах. Высокая нравственная напряженность жизни России, развившаяся в ущерб другим сферам культурной жизни, прежде всего политической и экономической ответственности и т. д. — свидетельство того, что напряженная и ответственная духовная жизнь концентрируется не по всему телу культуры, равномерно, но в значительной степени на его последних рубежах, на краю нравственной бездны. Парламентские битвы, газетная полемика, оппозиции, демонстрации, массовые выступления с социальными, политическими и экономическими требованиями и т. д. на Западе — свидетельство того, что битвы духа, диалог притекают на дальних подступах к жизненно важным сферам общества. Политические битвы, который идут в развитых странах либеральной цивилизации, кажутся синкретическому сознанию бесовским шабашем в частности и потому, что там не ведется спор об основополагающих нравственных проблемах. В действительности они являются мощным инструментом, втягивающим силы каждого человека в борьбу за институты и порядок на тех стадиях, когда беда еще далека, а не тогда, когда дом его горит с четырех углов. Самый важный результат У. б. в. — раскол, свидетельство застойного социокультурного противоречия, неспособности общества его преодолеть. У. б. в. — предпосылка смены господствующего нравственного идеала и в худшем случае — развала системы, катастроф на основе антимедиации, после чего формируется новый консенсус на более низком культурном основании.   УХОД ЖИЗНИ ИЗ СЛОЖИВШЕЙСЯ СИСТЕМЫ — сложный и исключительно опасный процесс, возникает в результате того, что изменения в по вседневной деятельности людей, поток новшеств может приобрести некоторую направленность, выводящую деятельность за рамки сложившихся отношений. Человек неосознанно уходит из-под власти медиатора, лишает его своей социальной энергии, ресурсов, т. е. перестает его воспроизводить. При этом стихийно создаются новые формы жизни внутри и вне старых. Туда перемещаются ресурсы, в них концентрируются творческие силы, формируются новые нравственные идеалы, отличные от господствующего. В обществе со слабо развитой государственной ответственностью, слабой способностью выносить подобные конфликты на уровень политического диалога в масштабе целого эти процессы протекают скрыто, лишь постепенно становясь предметом рассмотрения. Например, развитие теневой экономики означает, что реальная экономическая жизнь уходит из официальной организации, бросая ее на произвол судьбы (точнее, приспосабливаясь к ней и используя ее до тех пор, пока это для нее целесообразно), формируя свои специфические отношения. Важнейший симптом ухода жизни из системы заключается в росте сельскохозяйственного производства при одновременном уменьшении способности государства, общества получать необходимый для существования минимум продовольствия. Ярким примером этого являлась ситуация в конце нэпа, а также в условиях перестройки. В промежуточной цивилизации, не прошедшей организационную революцию, опасность У. ж. может приобрести значительные масштабы заставить общество прибегнуть к сочетанию методов различных цивилизаций. Например, методы традиционной цивилизации, связанные с жестким подчинением воспроизводства его исторически сложившимся формам, приводят к застою, запрету на инициативу, новшества, прогресс. Таким методом может быть террор. Методы либеральной цивилизации, связанные с плюрализмом и рыночными отношениями, могут вызвать дискомфортное состояние у части населения, настроенной на уравнительность, страшащейся рынка и конкуренции. Всякий переход от одного этапа к последующему приводит к тому, что утвердившийся нравственный идеал постепенно начинает выявлять свою утопическую сущность возрастающими темпами, что означает рост социокультурного противоречия. Это выражается в У. ж. из с. с., что подводит общество к порогу, к предкатастрофическому состоянию. Это заставляет общество провести такие изменения в социальных отношениях, культуре, воспроизводственной деятельности, которые позволили бы этим ускользающим из-под контроля элементам, потокам информации, дефицита и т. д. вновь войти в систему. Этот порядок, однако, может дать осечку, так как требуемые изменения могут оказаться столь значительны, а общество к ним столь неподготовлено, что это вызовет инверсионный взрыв, возможно перерастающий в очередную национальную катастрофу.   ФАВОРИТИЗМ — особый способ интеграции государственности в условиях крайней слабости государственного управления, характеризуемый стремлением построить управление большим обществом на основе создания некоторой управляющей системы, глава которой — фаворит — пользуется особым и исключительным доверием первого лица к поэтому может управлять через существующую администрацию, а также вопреки ей, через ее голову. Ф. возникает как одна из попыток построить систему управления на основе личных отношений. Этот процесс является одним из результатов принципа чрезвычайности. связи, а также принципа шаха, перерастающего в мат. Изучение Ф. представляет большой интерес для понимания механизма функционирования расколотого общества, пытающегося использовать элементы субкультуры, отношений локальных сообществ для интеграции. Эта способность возрастает при условии роста большого общества, стремящегося к модернизации, где отсутствует соответствующий рост массовой гражданской ответственности. Ф. помогает понять сложившуюся во втором глобальном периоде систему управления через партию нового типа, где цементирующим фактором являются личные связи членов партии, через создание на этой основе некоторого сообщества, основанного на субкультуре сообществ локального типа и одновременно культивирующей высокую ответственность за целое, а также профессионализм в сфере интеграции и модернизации.   ФАНТОМ — особый социокультурный феномен, определяемый существованием в расколотом обществе субкультур, отличающихся противоположным ведением мира одних и тех же явлений, существованием различных, возможно противоположных логик, способов интерпретации объяснения явлений. При этом общество не способно подняться до объяснения этого явления, сути двойственности. Существование Ф. означает существование феноменов, предметная природа которых не соответствует их массовому восприятию, их интерпретации в чуждой этой предметности системе представлений. Например, специфическое для России и широко распространенное самозванство является попыткой интерпретировать претендента на власть как «природного царя». Поэтому претендент на власть должен был вписаться в эти массовые представления, т. е. стать в некотором смысле оборотнем. Ф. характеризуется тем, что одна субкультура видит в каком-то явлении результат тех или иных массовых экономических процессов, тогда как другая результат козней мирового зла. Для обеспечения интеграции общества в подобной ситуации формируется гибридный идеал, пытающийся различными методами убедить общество, что различные взгляды по сути дела различными не являются. Эти идеалы, включая псевдосинкретизм, не ориентированы на преодоление Ф., но лишь приспособление к ним общества, на попытку предотвратить рост дискомфортного состояния в результате столкновения с Ф. Неизбежно, особенно в условиях критических ситуаций, может выявиться, что мир не таков, каким он представляется официально, в господствующем идеале. Он полон Ф., т. е. необъяснимых, не вписывающихся в сложившиеся представления явлений. Например, действия барина или чиновника для крестьянина, заставляющего его повышать культуру земледелия, менять рубахи, проветривать избы и т. д., представляются фантастическими и абсурдными. Одновременно, наоборот, действия крестьян, не желающих подчиняться разумным и необходимым для самого народа с точки зрения чиновника порядкам, представляются ему чем-то совершенно иррациональным. Отсюда постоянное ощущение тайны и одновременно абсурда, устрашающей бессмысленности повседневности. Отсюда гоголевско-булгаковская линия в литературе, где нереальное реально, а реальное — нереально, Отсюда слабость реального познания общества и официально сделанный вывод, что мы не знаем общества, в котором мы живем; тенденция к мистике, суеверию, антисциентизму. Отсюда общественная псевдонаука, не способная теоретически снять Ф. Одним из наиболее ярких примеров такого рода Ф. Являются фетишизированные категории классической экономической науки, например экономика, рынок, экономическая эффективность и т. д., если они используются для объяснения нашего доэкономического, основанного на натуральных отношениях хозяйства. На деле они существуют в форме псевдо…, в форме имитации некоторых образцов, за которыми реально скрывается нечто совершенно иное, т. е. псевдоэкономика. Они могут существовать лишь в головах, как, например общественно необходимые затраты труда, так как отсутствует механизм их образования и механизм их использования. Ф. могут быть заводы, которые получают заказы, но реально не существуют (Правда. 1980. 30 янв.). Ф. также расколотые социальные отношения которые представляют собой вовсе не то, что обычно под ними понимается. Например, колхоз как кооператив социалистического типа — Ф. Реально это результат утилитарного компромисса при решении медиационной задачи, т. е. между стремлением подавить жидкий элемент, установить контроль над ресурсами и попыткой создать возможность для производства. Реальный социализм — как послекапиталистическое общество, основанное на народовластии и общественной собственности, — Ф. Но социализм — реальность как одна из форм промежуточной цивилизации, отягощенной расколом и находящейся во власти инверсионных изменений, т. е. изменений катастрофического типа. Вся реальность пронизана Ф. Она описывается в терминах «наших достижений», что отражает не столько реальность, сколько желание получить определенный идеологический эффект. Ф. смертельно опасен, так как постоянно порождает результаты, обратные ожидаемым, отвечает дезорганизацией на попытки подчинить его реформам и решениям. Практический успех реформ возможен лишь если реформаторы поднимутся до теоретического осознания природы Ф. в расколотом обществе. Практическое преодоление Ф. требует в качестве своей предпосылки их теоретического преодоления.   ФАШИЗМ — социально-политическое движение, получившее преимущественное развитие в странах второго эшелона, вступивших на путь либеральной цивилизации. Ф. характеризуется: а) стремлением остановить, повернуть вспять процесс перерастания общества от господства развитого утилитаризма к господству либерализма. Он возник в период социального кризиса западного капитализма, его перестройки, приспособления к системе массового производства, Ф. был попыткой широких масс приостановить переход капитализма на более высокий уровень развития, развитие организационной революции, сохранить образ жизни на основе ранее сложившегося уровня частной инициативы. Д. формировался под влиянием страха перед крупным капиталом, представляющим угрозу мелким собственникам, требовавшим все большего отказа от традиционализма, а такие коммунизма, ставящего под угрозу саму возможность существования локальных организаций, основанных на личной инициативе. Ф. опирался на слой, осознавший связь между собственным трудом и благосостоянием. Ф. мог получить распространение в странах, где либерализм оказался достаточно распространен, чтобы вызвать дискомфортное состояние как у традиционалистски, так и утилитарно настроенных слоев и где он оказался недостаточно силен для обеспечения беспрерывного, относительно безболезненного прогресса. Рост дискомфортного состояния в странах второго эшелона привел к антилиберальному взрыву, к антимедиации, вплоть до господства язычества. Либерализм был раздавлен, что не затрагивало развитый утилитаризм. Ф. утвердил манихейские представления о мире, истолковал жизнь общества, всей вселенной, как борьбу мировых непримиримых космических сил. Он стал особой формой манихейского истолкования, сводящей борьбу мировых сил к племенным представлениям, доведенным до крайних форм расизма, национализма. Д. вырастает не из синкретического государства, но из опыта демократии, как результат ее незрелости, неспособности на относительно ранних этапах решить проблемы высокой сложности, как попытка общества через антимедиацию вернуться к прошлому, но в принципиально иных условиях, как попытка использовать демократию для ее ликвидации. Слабость Ф. в неспособности обеспечить культурный, экономический прогресс личности, а следовательно и общества, в подрыве реальных сил, включая профессионализм, способных обеспечить развитие и существование общества на основе современной технологии и науки, плюрализма, диалога и т. д. Слабость Ф. в стремлении решать свои проблемы, разжигая конфликты и отказываясь считаться с реальностью плюралистического мира, что чревато войнами, неспособностью принимать взвешенные решения по основополагающим проблемам. Переход общества на уровень развитых форм либерализма лишает Ф. его массовой социальной базы и превращает его в беспочвенные секты экстремистов. В России истоки Ф. Можно видеть в черносотенстве прошлого века, в городском слое, склонном к частной инициативе в крайне ограниченных формах и страшащемся как либерализма, организационной революции, социальной динамики, так и попыток ликвидировать частную инициативу вообще. Этот слой погиб в результате мощного взрыва традиционализма, который смел не только либерализм, ко и развитый утилитаризм, подорвал социальную базу Ф. Последующее возрождение Ф., который вышел на улицу в 1982 году, является прежде всего культурной реакцией инверсионного типа на либеральные веяния и патологической формой роста национального самосознания. В нем пока не прослеживается часть указанных признаков. В будущем, однако, на фоне роста развитого утилитаризма можно ожидать проявления этого движения. Однако его не следует путать с чисто архаичными движениями долиберального типа, стремящимися восстановить дорыночное господство локальных миров, с крайними сторонниками общинного социализма, с этноцентристами на архаичной основе.   ФЕНОМЕН ВАРЯГОВ — выдвижение в обществе в элитарный слой иностранцев, этнических меньшинств. Возникает, в результате противоречия между осознанием обществом, правящей элитой необходимости определенного, важного для общества вида деятельности и отсутствием для этого квалифицированных кадров. Культурологически это возможно в связи о тем, что традиция складывается в результате соединения исконного о чужеродным. Это касалось не только технических и военных областей, но и организаций государства, что в условиях раскола, одностороннего развития государственного сознания было особенно важно. Постепенно эти люди вытеснялись почвенными силами. Однако расколотом обществе правящая элита продолжала отождествляться массовым сознанием с ранее находившимися на этих местах представителями этнических групп. Например, Петр 1 рассматривался как немчин, как сын еврейки из племени Данова, царская власть отождествлялась с немецкой властью, советская правящая элита рассматривается в определенных социальных группах как еврейская. Все подобные комфортные мифы являются результатом отождествления правящей элиты с мировым злом, с особым его истолкованием на основе древних племенных представлений.   ФЕОДАЛИЗМ — форма традиционной цивилизации, характеризуется возникновением мощных подсистем между локальными мирами и большим обществом, формированием миров среднего уровня, составляющих важный элемент, уровень синкретического государства и одновременно ему противоположный. Формирование, воспроизводство первых синкретических государств включало экстраполяцию вечевого нравственного идеала на новые социальные отношения, на феодальные миры, на княжества вотчины, на формирование отношений, основанных на борьбе уделов. Ф. может быть элементом циклов истории, на тех или иных этапах превращаться в господствующую форму государственности, в господство удельных княжеств, победу ведомственности над центральной властью как результат упадка крайнего авторитаризма, тоталитаризма. Это усиление влияния феодальных структур — свидетельство незавершенности интеграции общества, слабого развития всеобщности, рынка, преобладания части над целым, сильных центробежных тенденций, свидетельство того, что общество еще в достаточной степени не осознало ценности своей целостности, преобладания определенных форы локализма. Существование феодальных структур не следует связывать с отдаленным прошлым. Это то прошлое, которое всегда с нами и которое может одержать вверх. Оно возможно, так как о обществе не сложились достаточно мощные социальные интеграторы. Однако победа Ф. неизбежно приводит к поражению из-за неизбежных конфликтов. Ф. стремится соединить в нерасчлененное единство власть, собственность, жреческо-идеологические функции, ответственность за целое в своих масштабах. Локальные сообщества среднего уровня могли находиться, с одной стороны, в остром конфликте с государством в целом и, с другой стороны, с локальными мирами, т. е. одновременно шла борьба против централизации власти, за перераспределение дефицита, децентрализацию в масштабе страны и против вечевой стихии локальных миров (местных сообществ, колхозов, предприятий), постоянно сражающихся с ведомствами, с местными республиканскими, областными и т. д. кликами за дефицит. Если во втором случае феодальные структуры боролись в основном с «демократией», т. е. с вечевым традиционализмом дофеодального типа, то в первом случае они сами выступали как представители «демократии», т. е. борцы за независимость, т. е. децентрализацию. Мощный удар феодально-рентной системе нанесла Великая реформа 1861 года, лишив помещика обязанности представлять крестьян перед государством и обеспечивать их условиями труда и жизни. Однако традиционализм вернулся к прежней системе, включая попытку вписать в нее древние крестьянские миры в форме колхозов, жестко включенных в систему синкретической государственности. Однако это крепостничество шло в русле разрушения феодальных структур. На четвертом этапе была сделана попытка посредством массового истребления бюрократии, всего населения подавить локальные миры феодального типа и одновременно локализм во всех его микроформах. Однако эта попытка, сковавшая творческие силы общества, потерпела поражение, что вновь открыло возможность восстановления (феодальных структур. Эта тенденция выявилась в ведомственности и местничестве, например в совнархозах пятого этапа. Переход к шестому (застойному) этапу был попыткой общества нанести поражение наступающим феодальным структурам, что выразилось в ликвидации совнархозов, в восстановлении единой организационной структуры партии, укреплении централизации. Второй глобальный период, несмотря на все колебания и периодические поражения, характеризуется нарастанием силы Ф., хотя одновременно усиливаются и соборные силы, способные нанести Ф. террористический удар снизу. Однако они не могут совершенно подавить Ф., заместить его более прогрессивной, эффективной системой, так как реально и потенциально сами несут его в себе. Феодальные структуры в обществе, где господствует система монополии на дефицит, приобретают крайне опасный характер. Локальные миры среднего уровня ведут борьбу за получение централизованных капиталовложений, за ресурсы, для чего используются самые разнообразные средства. Успех в этой борьбе не определяется потребностью повышения «экономической эффективности», «потребностью общества» и прочими представлениями, в нашем обществе не верифицируемыми. Спор вокруг целесообразности гигантских затрат на мелиорацию раскрывает лишь один фрагмент этой проблемы. Не менее серьезная опасность — стремление феодальных миров возложить на общество постоянно растущие издержки своей производственной деятельности, что является главным стимулом повышения цены. В условиях господства соборно-либерального идеала именно эти силы ведут борьбу за децентрализацию и возрастание значимости локальных миров вотчинного уровня, т. е. являются явными защитниками перестройки, но ведут ее, разумеется, совсем не туда, куда хотят вести страну реформаторы. Феодальная система власти в условиях низкого уровня гражданского самосознания играет роль важнейшего элемента государственной системы, формирующего определенный, тяготеющий к сословию социальный слой, который, однако, недостаточно замкнут для этого. Феодальные тенденции развития выявились с особой ясностью на седьмом этапе, когда делаются попытки оживить рынок. Так называемые кооперативы и арендные отношения (например, исполу) не только в деревне, но и в городе приобретают феодальный характер. Они вынуждены вписываться в существующие социальные отношения. Кооператоры ищут сюзерена (вотчинника, помещика) в лице руководителя колхоза, предприятия и т. д., способного предоставить социальную защиту, в частности, от враждебности окружающего населения, предоставить средства производства в обмен на результаты труда. Эта социальная защита может быть дана только потому, что сюзерен объединяет в себе как владельцев средств производства, так и звено государственной системы медиатора. Колхозы, совхозы используют свою монополию на собственность для того, чтобы на основе рентных отношений получить львиную долю труда, не только официально потраченного в этих сообществах, но и частного, например, скупая выкормленный скот за гроши и продавая его государству значительно дороже, не затрачивая при этом ни денег, ни кормов. Феодальные владельцы могут обеспечить кооператора некоторым подобием капитала, псевдокапиталом (когдато помещик давал крестьянину «рубль на обзаведение»), так как они являются одновременно владельцами монопольного дефицита. Кооператоры расплачиваются своим трудом с ними, со сложной системой государственных организаций. Они дают деньги местным поселениям на строительство клубов, детских садов, дорог, вносят паи в различные общественные организации, фонды и т. д. В официальной идеологии этот порядок всегда назывался эксплуатацией. Попытки реформ пока еще не выходили за рамки господства натуральных отношений, господства системы монополии на дефицит, что свидетельствует о том, что они не сумели преодолеть господство Ф. системы, где натуральные отношения достигают своего потолка. В этой связи было бы весьма актуальным исследование типа «Развитие феодализма в России», в частности, путей преодоления сегодня «практики раннего феодализма» (Лацис 0. Огонек. 1988. № 36. С.9). Если на последнем этапе прошлого глобального периода (этап Великих реформ) речь шла о разгроме феодальных структур, те на соответствующем последнем этапе второго этапа (перестройка) и еще раньше могут проступать определенные тенденции их выявления, хотя в иных формах. Они важны прежде всего в новых процессах, в том, что попытки развивать рыночные отношения приобретает часто дорыночные формы, связанные с обменом дефицита замкнутыми сообществами, с развитием рентных отношений. Силой, способной реально противостоять Ф., является утилитаризм в его различных формах, который начинает оправляться после победы в начале второго глобального периода антимедиации, уравнительности и традиционализма. Однако хотя масштабы утилитаризма широки, и он проник во все поры общества, тем не менее сам уровень его недостаточно высок, чтобы нанести решающее поражение Ф., но тем не менее он медленно роет в этом направлении. Второй силой, противостоящей Ф., является либерализм, который опирается на городскую культуру. Либерализм несет в себе последовательную альтернативу Ф., формирует соответствующие идеалы, понятия, средства и т. д., в частности, выдвигая личную инициативу, личное творчество на первый план.   ФЕТИШИЗАЦИЯ ЗЛА — стимулируемая манихейством вера в то, что реальной основой социальных процессов, тех или иных событий как в повседневной жизни, так и мировой истории является зло. Его можно уничтожить в едином революционном акте, но до тех пор оно практически непреодолимо. Само зло понимается и как единая субстанция мира, и одновременно в бесконечном количестве разнообразных конкретных форм: людей, движений, заговоров и т. д., выступающих как антитотем, т. е. центр зла.   ФЕТИШИЗАЦИЯ КОНСТРУКТИВНЫХ РЕШЕНИЙ — одна из форм фетишизма, заключающаяся в абсолютизации своих (личных, групповых) возможностей строить, конструировать социальные отношения в соответствии со своими идеалами, со своей способностью знать, понимать, концентрировать накопленный обществом опыт. Слабость Ф. к. р. в игнорировании того, что лежит за границей освоенного опыта, в игнорировании личностной культуры людей, которые затрагиваются соответствующими решениями и которые возможно не пожелают, не смогут поступать в соответствии с чуждыми им ценнос
на заглавную О сайте10 самыхСловариОбратная связь к началу страницы
© 2008-2014

online
magazines pdf download
download magazine pdf
download ebooks pdf
XHTML | CSS
1.8.11