Онлайн словарь
1 2 7 ?
A C D E F G H I K L N O Q R S T V X
«
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ХА ХВ ХИ ХЛ ХО ХР

Хроника текущих событий/04

[loadfile: templates/common/google_ads.txt is empty]
 
Отексте
НАЗВАНИЕ=Хроника текущих событий
НЕТ_АВТОРА=
ЧАСТЬ=выпуск 4
ПРЕДЫДУЩИЙ=../03
вып. 3
СЛЕДУЮЩИЙ=../05
вып. 5
ДРУГОЕ=
__NOEDITSECTION__
ГОД ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ
ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ
Каждый человек имеет право на
свободу убеждений и на свободное
выражение их; это право включает
свободу беспрепятственно
придерживаться своих убеждений и
свободу искать, получать и
распространять информацию и идеи
любыми средствами и независимо от
государственных границ.
ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА,
статья 19
В Ы П У С К Ч Е Т В Е Р Т Ы Й
31 октября 1968 г.
СОДЕРЖАНИЕ: Судебный процесс по делу о демонстрации на
Красной площади 25 августа 1968 года.-
Советская пресса о суде над демонстрантами. -
Документы по делу о демонстрации,
распространенные в Самиздате. - О некоторых
политзаключенных, осужденных за 'измену
Родине'. - 'Новый метод' производства обысков.
- Дополнение к сборнику материалов по делу
СИНЯВСКОГО и ДАНИЭЛЯ, известному под названием
'Белая книга'. - Краткие сообщения.
ГОД ИЗДАНИЯ ПЕРВЫЙ
.
СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС ПО ДЕЛУ О ДЕМОНСТРАЦИИ
НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ 25 АВГУСТА 1968 ГОДА
Как сообщалось в 3 выпуске 'Хроники', 25 августа 1968г. в
12 часов дня на Красной площади, у Лобного места, семь человек
провели сидячую демонстрацию протеста против ввода советских
войск в Чехословакию. Шестеро из них - КОНСТАНТИН БАБИЦКИЙ,
ЛАРИСА БОГОРАЗ, ВАДИМ ДЕЛОНЕ, ВЛАДИМИР ДРЕМЛЮГА, ПАВЕЛ
ЛИТВИНОВ, ВИКТОР ФАЙНБЕРГ - были арестованы. Седьмая НАТАЛЬЯ
ГОРБАНЕВСКАЯ - не подверглась аресту, так как она - мать двух
маленьких детей. Об обстоятельствах демонстрации она
рассказала в своем письме от 28 августа, направленном в ряд
западных газет.
5 сентября судебно-психиатрическая экспертиза под
руководством профессора ДИНИИЛА ЛУНЦА признала НАТАЛЬЮ
ГОРБАНЕВСКУЮ невменяемой. Прокуратура г. Москвы прекратила
против нее дело и передала ее на попечительство матери.
Участникам демонстрации было предъявлено обвинение по
статьям 190-3 УК РСФСР: групповые действия, грубо нарушающие
общественный порядок; и 190-1 УК РСФСР: распространение
заведомо ложных измышлений, порочащих советский общественный и
государственный строй. Содержание этого последнего обвинения
составлял текст лозунгов, развернутых демонстрантами: 'За вашу
и нашу свободу', 'Долой оккупантов', 'Свободу Дубчеку', 'Руки
прочь от ЧССР', 'Да здравствует свободная и независимая
Чехословакия'.
С 9 по 11 октября Московский городской суд в помещении
народного суда Пролетарского района вел судебное
разбирательство по делу КОНСТАНТИНА БАБИЦКОГО, ЛАРИСЫ БОГОРАЗ,
ВАДИМА ДЕЛОНЕ, ВЛАДИМИРА ДРЕМЛЮГИ, ПАВЛА ЛИТВИНОВА.
Председательствовала в судебном заседании судья ЛУБЕНЦОВА,
члены суда - БУЛГАКОВ и ПОПОВ, государственным обвинителем
выступал пом. прокурора г.Москвы ДРЕЛЬ, подсудимых защищали:
КОНСТАНТИНА БАБИЦКОГО - адвокат ПОЗДЕЕВ, ВАДИМА ДЕЛОНЕ -
адвокат КАЛЛИСТРАТОВА, ВЛАДИМИРА ДРЕМЛЮГУ - адвокат МОНАХОВ,
ПАВЛА ЛИТВИНОВА - адвокат КАМИНСКАЯ. ЛАРИСА БОГОРАЗ отказалась
от адвоката и вела свою защиту сама.
Подсудимые и адвокаты заявили ряд ходатайств:
- о вызове дополнительных свидетелей, так как суд вызвал
только свидетелей, предложенных следствием, а среди них не
было почти никого из тех, чьи показания на предварительном
следствии совпадали с объяснениями обвиняемых; суд
удовлетворил ходатайство о вызове троих свидетелей из семи; не
была, например, вызвана ТАТЬЯНА БАЕВА, задержанная 25 августа
на Красной площади вместе с участниками демонстрации, - у
БАЕВОЙ был произведен обыск, ее многократно вызывали на
допросы в качестве свидетеля, против нее, как выяснилось на
суде и о чем она сама не знала, было возбуждено уголовное
дело, вспоследствии прекращенное, - тем не менее, суд не счел
ее свидетелем рассматриваемых событий;
- о направлении дела на доследование с целью установить
личности людей, которые отнимали лозунги, избивали и
задерживали демонстрантов, т.е. личности тех людей, которые
действительно нарушили общественный порядок на Красной площади
25 августа; это ходатайство обвиняемые заявляли еще в ходе
предварительного следствия - следственные органы заявили
тогда, что у следствия нет данных об этих лицах; суд также
отвел это ходатайство; между тем, в тот же первый день суда,
когда были заявлены ходатайства, у здания суда видели
человека, который выбил зубы ФАЙНБЕРГУ, об этом на суде были
даны свидетельские показания;
- о том, чтобы дело было отложено слушанием до окончания
судебно-психиатрической экспертизы ВИКТОРА ФАЙНБЕРГА; в
ходатайстве указывалось, что нет оснований выделять его дело в
отдельное разбирательство; это ходатайство также было
отклонено;
- о допуске в зал суда родственников и друзей подсудимых;
в зал пустили только родственников, и то далеко не всех;
некоторым, допущенным в первый день, на второй день милиция
заявила: 'Вчера были вы, а сегодня пришли новые родственники';
жену ПАВЛА ЛИТВИНОВА 10 октября продержали у здания суда почти
до вечера и впустили только в результате неоднократных
требований самого ЛИТВИНОВА и его адвоката.
Вся обстановка формально открытого процесса мало чем
отличалась от уже известной по предыдущим 'открытым'
процессам. Друзья и сочувствующие, не допущенные в зал суда и
мерзнущие на улице под дождем и ранним осенним снегом.
Оперативники госбезопасности в штатском, члены комсомольских
оперотрядов, молодые люди из народной дружины завода им.
Лихачева - и те и другие без повязок, - подслушивание
разговоров, фотографирование присутствующих, атмосфера
провокаций, Впрочем, ни одна из провокаций не увенчалась
успехом, несмотря на то, что в организацию провокаций
втягивали и окрестное население: жителей ближайших домов
заранее оповестили, что будут судить валютчиков, безошибочно
рассчитывая поселить в простых людях неприязнь к друзьям
подсудимых; а 10 октября к зданию суда стали в большом
количестве прибывать пьяные забияки, в том числе до странности
много пьяных женщин - оказалось, что в одном из ближайших
дворов на стол выставлено множество бутылок водки и происходит
бесплатное 'угощение'.
В здание суда через обычный вход пропускали полтора
десятка родственников, после чего всем присутствующим
заявляли, что зал переполнен. Таким образом, все остальные,
присутствовавшие в зале: журналисты из нескольких советских
газет, представители ЦК, МК, КГБ, прокуратуры, оперотрядчики -
т.е. около 60 человек - проходили в суд через двор, с черного
хода, не решаясь войти в здание на глазах у собравшейся толпы.
Родственникам подсудимых не разрешали выходить из здания во
время перерывов, угрожая, что их места окажутся заняты.
В ходе судебного следствия стала еще яснее
несостоятельность предъявленных обвинений. Из числа основных
свидетелей обвинения выделялись пятеро участников задержания
демонстрантов. Эти пятеро - служащие одной и той же воинской
части 1164, одновременно, не сговариваясь, оказались 25
августа на Красной площади и участвовали в задержании
демонстрантов; на предварительном следствии они показывали,
что действия демонстрантов нарушили общественный порядок. В
первый же день при перекрестных допросах эти люди запутались в
показаниях о том, знакомы ли они друг с другом. Видимо,
поэтому на второй день суда те трое из них, кого накануне не
допросили, оказались 'отправленными в командировку', и суд
решил их не допрашивать, несмотря на протесты подсудимых и
защиты. Если один свидетель обвинения - лейтенант ОЛЕГ
ДАВИДОВИЧ, работник знаменитых мордовских лагерей строгого
режима*: несмотря на то, что и картина демонстрации в его
показаниях отличалась от всех других показаний и временем
демонстрации от называл 12 ч. 30 мин. - 12 ч. 40 мин., и вышел
он на Красную площадь из ГУМа, который, как известно, в
воскресенье закрыт, его показания послужили одной из главных
опор обвинительного приговора.
ДДДДДДДДДДД
* См. уточнение в 'Хронике' ь6, стр.121
Интересен также выступавший свидетель-милиционер,
работник ОРУД - его показания важны для выяснения вопроса,
было ли совершено нарушение работы общественного транспорта.
25 августа этот милиционер подал своему начальству рапорт о
происшедших событиях, ни словом не упомянув о каком-либо
нарушении работы транспорта. 3 сентября он подал новый рапорт
- о том, что нарушение было. Как доказано на суде, между 25
августа и 3 сентября его вызывали в КГБ*.
ДДДДДДДДДДД
* См. уточнение и дополнение в 'Хронике' ь 5, стр.102
Подсудимые не признали себя виновными. Допросы
подсудимых, их последние слова, речи защитников убедительно
доказали отсутствие состава преступления в действиях
участников демонстрации.
Большую часть обвинительной речи прокурор ДРЕЛЬ посвятил
событиям в Чехословакии, в то время как подсудимых прерывали
каждый раз, как только они касались этих событий, излагая
мотивы своих действий или разъясняя содержание лозунгов.
Прокурор потребовал 3 года лишения свободы для ВЛАДИМИРА
ДРЕМЛЮГИ и 2 года лишения свободы для ВАДИМА ДЕЛОНЕ. К двум
годам для ДЕЛОНЕ прибавлялся срок лишения свободы по прежней
условной судимости - год, из которого он более семи месяцев
тогда отсидел во время следствия (т.е. общий срок составлял бы
2 года 4,5 мес.). К остальным подсудимым прокурор предложил,
учитывая, что они ранее не судимы и что все трое имеют на
своем иждивении детей, - применить ст.43 Общей части УК РСФСР
и приговорить их не к лишению свободы, а к ссылке: ПАВЛА
ЛИТВИНОВА - сроком на 5 лет, ЛАРИСУ БОГОРАЗ - на 4 года,
КОНСТАНТИНА БАБИЦКОГО - на 3 года.
Суд признал подсудимых виновными по обеим предъявленным
статьям. В отношении меры наказания суд более чем удовлетворил
требования прокурора. ВАДИМ ДЕЛОНЕ, сказавший в своем
последнем слове: 'Я призываю суд не к снисхождению, а к
сдержанности', - получил на полгода лагерей больше, чем
предлагал прокурор: 2 года 6 месяцев плюс 4 месяца из
неотбытого срока, итого 2 года 10 мес. Остальные получили
сроки лагеря и ссылки в соответствии с требованиями прокурора.
Подсудимые и их защитники подали кассационные жалобы.
В конце октября судебно-психиатрическая экспертиза под
руководством профессора ДАНИИЛА ЛУНЦА признала невменяемым
ВИКТОРА ФАЙНБЕРГА. В соответствии с действующим
законодательством, его ожидает заочный суд, который должен
решить вопрос о применении принудительных мер медицинского
характера. Как известно, ВИКТОРУ ФАЙНБЕРГУ на Красной площади
выбили зубы.
Ссылка для БАБИЦКОГО, БОГОРАЗ и ЛИТВИНОВА
Краткий комментарий
Статьи 190-1 и 190-3 УК РСФСР, по которым вынесен
обвинительный приговор, в качестве меры наказания
предусматривают лишение свободы на срок до трех лет, или
исправительные работы на срок до одного года, или штраф до ста
рублей.
Статья 43 Общей части УК РСФСР предусматривает, что 'суд,
учитывая исключительные обстоятельства дела и личность
виновного и признавая необходимым назначить ему наказание ниже
низшего предела, предусмотренного законом за данное
преступление, или перейти к другому, более мягкому виду
наказания, может допустить такое смягчение с обязательным
указанием его мотивов'. Под видом применения статьи 43 суд не
перешел к более мягкому виду наказания, а назначил
промежуточный между предусмотренными в статьях 190-1 и 190-3.
Ссылка вместо лишения свободы как результат применения ст.43
возможна в тех случаях, когда конкретной статьей не
предусмотрено более мягкого вида наказания, чем лишение
свободы (например, ст.ст.64-69, 71, 75, 76-81 и др.). В данном
случае, если суд счел возможным не применять к трем подсудимым
лишение свободы, было бы логично назначить им в качестве меры
наказания исправительные работы или штраф.
Статья 319 УПК РСФСР гласит, что 'при оправдании
подсудимого, или освобождении его от наказания, либо от
отбывания наказания, или в случае осуждения его к наказанию,
не связанному с лишением свободы, суд, в случае нахождения
подсудимого под стражей, освобождает его немедленно в зале
судебного заседания'.
В приговоре Мосгорсуда сказано: освободить БАБИЦКОГО,
БОГОРАЗ и ЛИТВИНОВА из-под стражи по прибытии на место ссылки.
В ожидании кассации все пятеро продолжают оставаться под
стражей, в Лефортовской тюрьме. Содержание под стражей - самая
суровая из существующих мер пресечения. Справедливо отметил
ПАВЕЛ ЛИТВИНОВ в своем последнем слове, что не было нужды
применять эту меру: после такого открытого выступления, каким
была демонстрация 25 августа, можно было не сомневаться, что
демонстранты не станут скрываться от суда и следствия. СОВЕТСКАЯ ПРЕССА О СУДЕ НАД ДЕМОНСТРАНТАМИ
10 октября в 'Московской правде' и 'Вечерней Москве' было
опубликовано следующее официальное сообщение:
В Московском городском суде
9 октября в г. Москве начался судебный процесс по
уголовному делу БАБИЦКОГО К.И., БОГОРАЗ-БРУХМАН Л.И.,
ДЕЛОНЕ В.Н., ДРЕМЛЮГИ В.А. и ЛИТВИНОВА П.М., обвиняемых в
нарушении общественного порядка на Красной площади в
Москве 25 августа с.г.
*****
12 октября были опубликованы две статьи о процессе:
Н.БАРДИН. 'В расчете на сенсацию' - в 'Московской правде';
А.СМИРНОВ. 'По заслугам' - в 'Вечерней Москве'.
Так же как официальное сообщение, статьи, во-первых,
говорят только об одном обвинении - в нарушении общественного
порядка, т.е. только об обвинении по ст.190-3; во-вторых, само
это'нарушение' не раскрыто - нигде нет и намека на то, что эта
была демонстрация протеста против ввода войск в Чехословакию.
Зато авторы статей, не останавливаясь перед прямой клеветой,
дают 'характеристики' осужденным, рассчитанные на то, чтобы
скомпрометировать их в глазах читателей. Именно такую
'информацию' имела ввиду ЛАРИСА БОГОРАЗ, когда 11 октября в
своем последнем слове сказала: 'Я не сомневаюсь, что
общественное мнение одобрит этот приговор. Общественное мнение
одобрит три года ссылки талантливому ученому, три года лагерей
молодому поэту, во-первых, потому что мы будем представлены
ему как тунеядцы, отщепенцы и проводники враждебной идеологии.
А во-вторых, если найдутся люди, мнение которых будет
отличаться от 'общественного' и которые найдут смелость его
высказать, вскоре они окажутся здесь' (указывает на скамью
подсудимых).
*****
По непроверенным слухам, присутствовавшие на суде
корреспонденты двух советских газет отказались писать
заказанные им статьи. ДОКУМЕНТЫ ПО ДЕЛУ О ДЕМОНСТРАЦИИ, РАСПРОСТРАНЕННЫЕ
В САМИЗДАТЕ
1. Письмо НАТАЛЬИ ГОРБАНЕВСКОЙ от 28 августа 1968 года в
редакции 'Руде право', 'Унита', 'Юманите', 'Морнинг стар' и
других зарубежных газет: изложение событий 25 августа.
2. Письмо АНАТОЛИЯ ЯКОБСОНА: ответ на разговоры о
'бесполезности' демонстрации.
3. Письмо П.Г.ГРИГОРЕНКО и А.Е.КОСТЕРИНА: осуждение
ареста демонстрантов и организации предстоящего процесса.
4. Письмо семи человек - ПЕТРА ЯКИРА и др. - накануне
процесса, озаглавленное 'Кого будут судить в среду'; к письму
был приложен ряд документов.
5. Письмо ВЛАДИМИРА ЛАПИНА, З.М.ГРИГОРЕНКО и ЛЕОНИДА
ВАСИЛЬЕВА, адресованное в Политбюро ЦК КПСС: на примере
обстановки около здания суда, антисемитской и
антиинтеллигентской настроенности известных групп молодежи
письмо указывает на серьезные недостатки в идеологическом
воспитании. О НЕКОТОРЫХ ЗАКЛЮЧЕННЫХ, ОСУЖДЕННЫХ ЗА 'ИЗМЕНУ РОДИНЕ'
Статья 13 Декларации прав человека гласит:
'1. Каждый человек имеет право свободно передвигаться и
выбирать себе местожительство в пределах каждого государства.
2. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая
свою собственную, и возвращаться в свою страну'.
*****
Статья 64 УК РСФСР 'Измена Родине' в понятие 'измены
Родине' включает 'бегство за границу или отказ возвратиться
из-за границы в СССР'.
*****
Практически любая попытка покинуть Советский Союз и
поселиться в другой стране квалифицируется как 'измена
Родине'.
Это может быть попытка нелегального перехода границы -
хотя в УК есть статья 83, предусматривающая нелегальный
переход границы как таковой и гораздо менее суровое наказание
- лишение свободы на срок от 1 до 3 лет. Напомним, что ст.64
предусматривает сроки лишения свободы от 10 до 15 лет, а в
исключительных случаях расстрел, и что все, осужденные по этой
статье, обязательно попадают в лагеря строгого или даже
особого режима.
Это может быть попытка получить политическое убежище,
находясь за рубежом. Надо подчеркнуть, что за это под суд
обычно попадают 'возвращенцы',люди, стосковавшиеся по родной
земле, по оставленным семьям и вернувшиеся в Советский Союз.
*****
Вот имеющиеся сведения о нескольких осужденных по
ст.64:
АНДРЕЙ НОВОЖИЦКИЙ, служил в советских войсках в ГДР,
перешел в ФРГ, через год вернулся, осужден на 10 лет, часть
срока отбывал во Владимирской тюрьме.
ВЛАДИМИР ПРОНИН, сельский механизатор из Черкасской
области, служил в советских войсках в ГДР, перешел в ФРГ,
вернулся, осужден на 10 лет.
12 лет, с 1953 по 1965г. отбыл ПЕТР ВАРЕНКОВ, также
перешедший в ФРГ во время службы в армии в ГДР.
К длительным срокам приговорены ПЕТР ТИБИЛОВ, ЮРИЙ
БЕССОНОВ, БУДЕННЫЙ, также служащие советских войск в ГДР,
бежавшие в ФРГ.
Недавно по концу срока освободился АНАТОЛИЙ ГУРОВ,
бежавший из Восточного Берлина в Западный Берлин; он вернулся
в тот же день, чтобы забрать отставшего товарища, отбыл 10
лет*.
ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД
* См. уточнение в 'Хронике' ь 9, стр. 234.
АНТОН НАКАШИДЗЕ, танцовщик Грузинского ансамбля песни и
пляски, во время гастролей ансамбля остался в Англии, потом
вернулся, осужден на 10 лет.
ГОЛУБ, биолог, просил политического убежища во время
пребывания за границей, потом вернулся в Советский Союз,
публично раскаялся, о его возвращении писали в газетах, он
начал снова работать, а через полгода, когда шум вокруг его
возвращения утих, был арестован и осужден.
ГЕННАДИЙ ЗАМАРАТСКИЙ, пытался через кавказскую границу
бежать в Турцию, отбыл 8 лет, из которых дважды по три года
провел во Владимирской тюрьме за побеги, освобожден в 1966г.
ВАЛЕРИЙ ЗАЙЦЕВ, судовой механик, с командой
ремонтно-спасательного судна во время работы у берегов Аляски
в 1962г. пытался уйти в Америку, осужден на 10 лет, с ним были
осуждены и другие члены команды, но сведений об их именах и
сроках нет.
АНАТОЛИЙ РАДЫГИН, морской офицер, выпускник
Кронштадтского ВМУ*, поэт, член Ленинградского отделения Союза
писателей, капитан рыболовного судна, пытался в 1962г. уйти
вплавь через границу на Черном море, осужден на 8 лет, в
1966г. отправлен во Владимирскую тюрьму, так как
'подозревается в склонности к побегу и не встал на путь
исправления'.
ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД
* - Военно-морское училище.
За попытку бежать за границу осужден ВИКТОР САМЧЕВСКИЙ.
В 1960г. при попытке перейти границе осужден ВИКТОР
САМЧЕВСКИЙ.
В 1960 г. при попытке перейти иранскую границу был
арестован АНАТОЛИЙ МАРЧЕНКО. 6 лет, из которых два он провел
во Владимирской тюрьме за попытку побега из лагеря, а
остальное - в мордовских лагерях строгого режима, описаны в
книге МАРЧЕНКО 'Мои показания'. Как известно, недавно АНАТОЛИЙ
МАРЧЕНКО снова осужден, на этот раз против него сфабриковано
уголовное обвинение в 'нарушении паспортных правил' - кстати,
вот еще одна статья Уголовного кодекса, находящаяся в прямом
противоречии со ст.13 Декларации прав человека, на этот раз с
ее первой частью.
Судьба еще одного осужденного за 'измену Родине',
архангельского грузчика МИХАИЛА КОНУХОВА, подробно описана в
книге 'Мои показания'. МИХАИЛ КОНУХОВ подал официальное
заявление о переходе в британское гражданство. После этого он
долго подвергался различным внесудебным преследованиям,
хулиганским провокациям, был насильно помещен в
психиатрическую больницу и в конце концов арестован и осужден
по ст.64-1. 'НОВЫЙ МЕТОД' ПРОИЗВОДСТВА ОБЫСКОВ
27 сентября 1968 г. был произведен обыск у ИВАНА
ЯХИМОВИЧА. ЯХИМОВИЧ, в недавнем прошлом председатель колхоза
'Яуна Гварде' Краславского района Латвийской ССР, после своего
известного письма в ЦК был снят с работы. Его жена ИРИНА
ЯХИМОВИЧ была также уволена из школы, где преподавала. Сейчас
их семья, включая трех детей, живет в г. Юрмала Латвийской
ССР. ИРИНА ЯХИМОВИЧ работает воспитателем в детском саду. ИВАН
ЯХИМОВИЧ летом 1968 г. незаконно лишен прописки - в его
паспорте милиция просто вычеркнула штамп о прописке - и,
естественно, не находит работы.
В постановлении на обыск, подписанном пом. прокурора г.
Юрмала КВИЕШОНЕ, было сказано, что обыск проводится по
подозрению в ограблении Юрмалаского отделения Госбанка на
сумму 19 654 рубля. Разумеется, никаких денег при обыске не
было найдено - изъяты были немногочисленные самиздатовские
материалы, письмо-протест ЯХИМОВИЧА по поводу ареста
участников демонстрации 25 августа, черновик его неоконченной
статьи о послеянварском развитии в Чехословакии, личный
дневник его жены и т.п.
ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД
* См. дополнение в 'Хронике' ь 9, стр.234.
*****
Аналогичным методом 1 августа в Ленинграде был произведен
обыск у ЮРИЯ ГЕНДЛЕРА. В тот вечер несколько ленинградцев
(8-10 человек) собрались у него, намереваясь составить текст
письма, обращенного к гражданам Чехословакии. Это решение они
приняли под впечатлением письма АНАТОЛИЯ МАРЧЕНКО,
адресованного в 'Руде право', 'Праце' и 'Литерарни листы'.
Можно полагать, что молодые ленинградцы хотели выразить свое
сочувствие политическому развитию в Чехословакии. Именно в
этот вечер к ГЕНДЛЕРУ пришла с обыском милиция. В
постановлении на обыск было написано: 'ГЕНДЛЕР совместно с
ЦАЛЕМ брал взятки за установку телефонов'. Достаточно сказать,
что ЮРИЙ ГЕНДЛЕР - юрисконсульт фабрики мягкой мебели и просто
не мог иметь отношения к установке телефонов. Кроме того, он
впервые услышал об упомянутом ЦАЛЕ. Тем не менее, был
произведен не только обыск на квартире у ГЕНДЛЕРА, но и личный
обыск всех присутствовавших и обыск у них у всех на квартирах.
В результате обысков было обнаружено несколько книг и
фотокопий книг, квалифицированных как 'антисоветские'. В
результате обысков несколько человек были подвергнуты
трехдневному задержанию, а несколько арестованы - уже не
органами охраны общественного порядка, а органами
госбезопасности.
*****
В Москве в ночь с 16 на 17 октября на улице был задержан
милицией АНДРЕЙ АМАЛЬРИК. Милиционерам 'показался
подозрительным' чемодан, который он нес. Обнаружив в чемодане
пишущую машинку и машинописные копии нескольких писем,
работники милиции забрали их под предлогом проверки, не
краденая ли машинка, - отказавшись составить протокол.
Допрашивали же задержанного сотрудники КГБ.
После настойчивых жалоб АМАЛЬРИКА в прокуратуру все
отобранное было ему возвращено.
*****
Это три примера того, как органы госбезопасности проводят
обыски чужими руками, под предлогом фальшивого уголовного
обвинения, о котором потом за ненужностью и не вспоминают.
Милиция проводила и обыски по делу о демонстрации 25 августа
на Красной площади - у участников демонстрации и некоторых
других лиц. Материалы обысков, за немногими исключениями, к
делу приобщены не были. Как выяснилось уже после суда,
прокуратура г. Москвы, проводившая следствие по делу, передала
материалы обысков опять-таки в Комитет государственной
безопасности. ДОПОЛНЕНИЕ К СБОРНИКУ МАТЕРИАЛОВ ПО ДЕЛУ СИНЯВСКОГО
И ДАНИЭЛЯ, ИЗВЕСТНОМУ ПОД НАЗВАНИЕМ 'БЕЛАЯ КНИГА'
В предисловии к сборнику его составитель АЛЕКСАНДР
ГИНЗБУРГ указывал на возможную неполноту собранных им
материалов и высказывал надежду, что сборник будет
пополняться. В последнее время стало известно письмо ВИТАЛИЯ
ПОТАПЕНКО из Риги, направленное им в январе 1966г., т.е. еще
до суда, в редакцию газеты 'Известия'.
'Уважаемая редакция!
В газеты я обычно не пишу писем. Правда, бывает, что
раз в год я пошлю в какую-нибудь газету письмо по
интересующему меня вопросу, но это бывает раз в год, а то
и реже.
Я всегда с удовольствием читаю вашу газету, но
недавно я был сильно возмущен статьей Д.Еремина
'Перевертыши' от 13.I.1966 N 10(15098). Ее тон и цель
автора напомнили мне статьи из 'Правды' и 'Известий' за
1935-1939 годы. Она отличалась от них только деталями и
тем, что не начиналась и не заканчивалась словами:
'собакам-собачья смерть', 'раздавить гадов', 'смерть
изменникам' и т.д. и т.п. Многие из вас были свидетелями
тех времен, хорошо их знаете и помните, к каким
результатам они нас привели. И я никак не могу поверить,
что вы думаете воскресить те черные годы нашей истории,
когда сотни тысяч людей были репрессированы. Вы также
должны помнить, какие отклики вызывали те статьи. У меня
мурашки бегали по спине и волосы шевелились на голове,
когда я читал те отклики. У вас в то время таких
ощущений, наверно, не было. Тогда было другое время. И я
очень рад, что только спустя пять дней вы смогли
напечатать всего три отклика. Это говорит о том, что
многие, большинство, не забыли те страшные годы.
Но письмо я пишу вот почему:
В своей статье Д.Еремин категорично заявляет, что
произведения А.Синявского и Ю.Даниэля - 'антисоветские
пасквили', что они 'докатились до преступлений против
Советской власти'.
Кто ему дал право решать и заявлять так? Пока что
А.Синявский и Ю.Даниэль обвиняются в этом, но суд еще не
состоялся и не вынес своего решения. И ему вторят, как
попугаи, товарищи из Воронежа. Такие выступления
характеризуются как 'пренебрежение к суду' и попытка
повлиять на общественное мнение и решение суда.
Дальше Д.Еремин допускает оскорбительные выражения -
'взбесившийся антисоветчик' и т.п., и ему вторят товарищи
из Баку, Воронежа, Лат.ССР.
Кто им дал право так оскорбительно говорить о людях?
Все они должны быть привлечены к уголовной
ответственности по ст.130 ч.2 и ст.131 ч.2 УК.
И ваши возражения в данном случае бесполезны, так
как согласно Особенной части советского уголовного права
'для наличия оскорбления не имеет значения,
соответствовала ли отрицательная оценка действительности
или нет... При этом не имеет значения, обиделся ли
потерпевший или нет, знал он или не знал о имевшем место
оскорблении...' (С.У.П., ч.о., стр.175).
А так как закон существует для всех, то я прошу вас
принять соответствующие меры для привлечения к уголовной
ответственности Д.Еремина, авторов откликов и
ответственного редактора за выпуск газеты N 14 (15102) от
18.I.1966г., допустившего в редакционном предисловии
клеветнические и оскорбительные выражения.
Я надеюсь, что у редакционного совета хватит
мужества признать свой промах в выпуске статей такого
содержания и духа прошлых лет. Именно безответственность
за такие клеветнические и оскорбительные выражения
привели к массовому недоверию, клевете и преследованию в
1935-1939гг.
И я не хочу, чтобы все повторилось снова, а для
этого надо выполнить закон, наказать тех, кто его
нарушил, чтобы неповадно было другим.
Я не высказываюсь о произведениях А.Синявского и
Ю.Даниэля, так как я сам их не читал, а со слов,
предвзятых слов Д.Еремина, я не могу судить о них. Чтобы
высказать свое мнение о каком-либо литературном
произведении, даже плохом, надо самому его прочесть, а по
надерганным цитатам нельзя судить, т.к. неизвестно, как
они расположены в оригинале. По этому вопросу в нашей
критической литературе часто говорится и пишется, что
таким способом нельзя писать критическую статью, как
пишет Д.Еремин.
Мое мнение разделяется многими товарищами, но они
не хотят ввязываться в эту 'темную и скользкую'
историю, но кому-то надо добиваться правильного
соблюдения законов и не допустить повторения беззакония
прошлых лет.
И всем надо помнить, что пока суд не вынес
приговор, никто не имеет права называть кого-либо
преступником, врагом и т.д. и т.п. НИКТО!
Я надеюсь, что получу ответ от вас, и надеюсь, что
справедливость восторжествует.
Всего наилучшего, искренне ваш В.Потапенко.
Хорошо, что я родился в 1937г., иначе...' КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ
В мае и в июне 1968 г. в Верховном суде РСФСР состоялись
кассационные разбирательства по процессам ленинградцев -
членов Всероссийского социал-христианского союза - см. первый
выпуск 'Хроники'. Приговоры в отношении всех осужденных
оставлены в силе. ОГУРЦОВ, приговоренный к 15 годам лишения
свободы, и САДО, приговоренный к 13 годам лишения свободы,
согласно приговору первые 5 лет срока проведут в тюремном
режиме. Они находятся во Владимирской тюрьме. Остальные
осужденные находятся на 11 лагпункте мордовских лагерей:
Мордовская АССР, ст. Потьма, п/о Явас, п/я ЖХ 385/11.
*****
В ночь с 21 на 22 августа 1968г. 20-летний ленинградец
БОГУСЛАВСКИЙ написал на трех клодтовских конях 'Вон Брежнева
из Чехословакии'. Тут же, на Аничковом мосту, он был арестован
и через две недели осужден по ст.70 на пять лет строгого
режима. В октябре Верховный суд РСФСР при кассационном
разбирательстве переквалифицировал его действия на ст.190-1 и
соответственно изменил меру наказания: 3 года общего режима
(максимум по данной статье).
*****
Эстонский студент, написавший в Тарту на стене кинотеатра
в ночь с 21 на 22 августа 'Чехи, мы - ваши братья', при
задержании был зверски избит: у него отбиты почки, и он до сих
пор находится в больнице.
*****
Весной этого года студент филологического факультета
Московского университета КАЙДАН написал своей жене в другой
город письмо с описанием обстановки вокруг процесса ГИНЗБУРГА,
ГАЛАНСКОВА и др., с выдержками из обращения БОГОРАЗ и
ЛИТВИНОВА 'К мировой общественности', а также с описанием
антисемитских выходок, свидетелем которых он был на вокзале в
Москве. Это письмо было 'случайно' вскрыто и попало в КГБ. КГБ
переслал письмо в деканат. В первые месяцы учебного года
КАЙДАН был исключен из комсомола, отчислен с военной кафедры
и, наконец, исключен из университета. В настоящее время он
находится в психиатрической больнице после попытки
самоубийства.
*****
22-28 октября в Ташкенте судили участников
крымско-татарского движения по обвинению в 'заведомо ложных
измышлениях, порочащих советский государственный и
общественный строй'. Содержание обвинения составлял 66-й
выпуск бюллетеня-информации, говоривший о чирчикских событиях
21 апреля 1968г., и обращение к деятелям культуры.
Все обвиняемые приговорены к лишению свободы: ЛЮМАН
УМЕРОВ, ИДРИС КАСЫМОВ, ШЕВКЕТ СЕЙТАБЛЕЕВ - к 1 году, все трое
освобождены, так как отбыли свой срок в период
предварительного заключения; ЛЕННАРА ГУСЕЙНОВА и ЮСУФ РАСИНОВ
- к 1 году условно.
*****
В настоящее время по аналогичному обвинению - но уже за
некоторые другие выпуски бюллетеня-информации - в
предварительном заключении в Ташкенте находятся СВЕТЛАНА
АМЕТОВА, АЙДЕР БАРИЕВ, РОЛЛАН КАДЫЕВ и др.
*****
Арестованным в Ленинграде в августе ЮРИЮ ГЕНДЛЕРУ,
НИКОЛАЮ ДАНИЛОВУ, ЛЬВУ КВАЧЕВСКОМУ, АНАТОЛИЮ СТУДЕНКОВУ,
ЕВГЕНИЮ ШАШЕНКОВУ предъявлено обвинение по ст.70 в
распространении 'антисоветской литературы'.
*****
Административный надзор над бывшим политзаключенным
ЛЕОНИДОМ РЕНДЕЛЕМ - см. 1 выпуск 'Хроники' - в августе снят.
*****
Из мордовских политических лагерей за последние месяцы
освобождены:
ВЛАДИМИР ОСИПОВ, ст.70, дело первого 'Феникса', 7 лет;
ЯРОСЛАВ ГЕВРИЧ, 'антисоветская агитация и пропаганда',
одно из так называемых 'националистических' дел 1965г., 3
года;
ЮРИЙ ШУХЕВИЧ, отбывший два срока: первый раз в 14 лет
приговорен к 10 годам, так как его отец был руководителем
ОУНовского подполья; в день окончания срока во Владимирской
тюрьме ему был предъявлен ордер на новый арест, по фальшивому
обвинению в антисоветской агитации он был осужден на новые 10
лет;
ВЛАДИМИР ЕРШОВ, из Латвии, осужденный дважды и отбывший
более 17 лет по статьям 58(9), 58(10), 58(11), 58(12).
АНАТОЛИЙ ГУРОВ, 10 лет, статья 64, бегство в Западный
Берлин.
Из Владимирской тюрьмы освободился ЭДУАРД КУЗНЕЦОВ, то же
дело и срок, что у ОСИПОВА.
*****
По сведениям из достоверного источника, составители книги
'К событиям в Чехословакии' сотрудники отдела социалистических
стран агентства печати 'Новости' ФЕЛИКС БОРОВИНСКИЙ и БОРИС
КОЗЛОВ.
на заглавную О сайте10 самыхСловариОбратная связь к началу страницы
© 2008-2014

online
magazines pdf download
download magazine pdf
download ebooks pdf
XHTML | CSS
1.8.11