Онлайн словарь
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Я Я-

Я

[loadfile: templates/common/google_ads.txt is empty]
 
.) – дерево до 10 м. высотой, принадлежащее в сем. яблоневых (Pomaceae). Листья яйцевидные, городчато-пильчатые, сверху почти голые, снизу голые, пушистые или войлочные; черешок вдвое короче пластинки. Цветки собраны небольшими зонтиками. Чашечка о 5 небольших цельнокрайних листках; венчик о 5 белых или розоватых, ноготковых лепестках. Тычинок много. Пестики более или менее сростаются между собой и образуют двухпятигнездную многосемянную завязь; столбиков 2 – 5, сросшихся у основания. Плод – ягода. С. Р. Яблочков Павел Николаевич    Яблочков (Павел Николаевич) – рус. электротехник (1847 – 94), обучался в саратовской гимназии, а затем в Николаевском инженерном училище. По окончании последнего Я. поступил подпоручиком в киевскую саперную бригаду, но вскоре оставил военную службу и принял место начальника телеграфа на Московско-Курской жел. дороге. Около этого времени Я. сильно заинтересовался электротехникой, завязал сношения с обществом любителей естествознания в Москве. В 1874 г. он взялся освещать электрическим светом путь Императорскому поезду и на деле ознакомился с неудобствами существовавших в то время регуляторов для вольтовой дуги. В 1875 г. Я. уехал в Париж, где были произведены главные работы Я. и сделаны все его открытия. Первый вопрос, который остроумно и просто разрешил Я., был вопрос об электрическом освещении. Не надеясь, повидимому, на возможность построения правильно действующего механического регулятора вольтовой дуги, Я. решил обойтись без него. Вместо того, чтобы помещать угли дуги друг над другом, он поместил их рядом и разделил слоем изолирующего вещества – каолина, испарявшегося по мере сгорания углей. Это приспособление, нашедшее себе обширное применение и по сейчас еще не совсем исчезнувшее, получило название «свечи Яблочкова». Очень много пришлось поработать Я. над выбором подходящего изолирующего вещества и над методами получения подходящих углей. Однако, уже в 1876 г. свечи Я. появились в продаже и начали расходиться в громадном количестве. Они получили, главным образом, применение для уличного освещения. Каждая свеча стоила около 20 к. и горела 1/3 часа; по истечении этого времени приходилось вставлять в фонарь новую свечу. Впоследствии были придуманы фонари с автоматической заменой свечей. – Я. первый пытался менять окраску электрического света, прибавляя в испаряющуюся перегородку между углями различные металлические соли. Свеча Я. не могла, конечно, долго удержаться ввиду ее значительных неудобств: недолговечности и понижения светящейся точки по мере горения. Но все же она явилась первой, позволившей применить в более широких размерах электрическое освещение на улицах, площадях, в театрах, магазинах и т. п. В том же 1876 году во французском физическом Обществе был прочитан доклад об изобретенном Я. электромагните с плоской обмоткой, после которого он был избран членом этого общества. С свечей Я. тесно связаны его работы над распределением электрической энергии. До Я. был известен лишь один способ включения источников света в цепь – способ последовательного включения. Но он почти никогда не применялся вследствие значительных связанных с ним неудобств, и обыкновенно каждый источник света питался от отдельной динамомашины. При таком способе включения освещение, конечно, стоило непомерно дорого. Я. придумал схему включения, напоминающую современное параллельное включение ламп: один полюс дннамомашины присоединялся к земле, а от второго шел провод, к которому в разных местах присоединялись обкладки конденсаторов. Лампы помещались между вторыми обкладками и землей. Таким образом Я. удавалось включать в одну цепь от 4 до 5 ламп. Конечно, для выполнения такой схемы нельзя было пользоваться постоянным током, и вот Я. попытался построить динамо переменного тока, пользуясь для этого коммутированием постоянного. Появившиеся скоро альтернаторы Грамма остановили работы Я., однако, еще в 1881 г. он изобрел новый тип альтернатора с особенно устроенным якорем. Я. был первый, применивший для освещения трансформаторы, которые в вышеописанной схеме включались у него вместо конденсаторов. Из других изобретений Я. замечателен еще элемент, в котором главную роль играл атмосферный воздух и который не получил еще надлежацией оценки до сих пор. Ягайло    Ягайло или Ягелло – великий князь литовский и польский король. Сын православной княгини Юлиании, он исповедывал уже в юности, по утверждению некоторых исследователей, православие; другие историки доказывают, что он оставался язычником до самого момента принятия католической веры. Сделавшись великим князем после смерти своего отца, вел. князя Ольгерда (1377), он вступил в борьбу со своим дядей Кейстутом, коварно заманил его на свидание и заключил в кревский замок, где Кейстут, по показанию одних источпиков, в припадке отчаяния сам на себя наложил руки, а согласно другим источникам был задушен по приказанию Я. Говорили, что Я. приказал утопить и жену Кейстута, Бируту. Двоюродный брат Я. Витовт, заключенный вместе со своим отцом Кейстутом в кревский замок, успел спастись бегством к великому магистру тевтонского ордена, начал в союзе с немецкими рыцарями борьбу против Я. и поставил его в такое положение, что он должен был отказаться, по договору на р. Дубиссе, от Жмуди и обязался принять в течение четырех лет католическую веру (1384). Опасность, угрожавшая Я. со стороны ордена, заставила его искать союза с Польшей. Услышав о красоте польской королевы Ядвиги, он решил просить ее руки, соглашаясь обратить свой народ в католичество. 12 февраля 1386 г. он прибыл в Краков, 15 февраля был крещен под именем Владислава и 18 февраля обвенчан с Ядвигой. Вопрос о том, был ли он польским королем, подвергнут теперь сомнению: профессор Пекосинский старается доказать, что Я. был только супругом польской королевы. Поселившись в Польше, он стал управлять Литвой посредством наместников, считая ее частью своего нового государства. Такое отношение Литвы к Польше вытекало и из условий договора, который Я. заключил с поляками, что вызвало большое неудовольствие в Литве. Во главе оппозиции стал Витовт, начал борьбу с Я. и добился того, что был признан великим князем литовским, но под верховной властью Я., так что уния Литвы с Польшей была сохранена. Я. процарствовал до 1434 г. Время его богато событиями громадной важности, но каково было влияние на событая самого Я. – историки относительно этого во мнениях расходятся. Одни считают его человеком небольшого ума и слабого характера, который не мог играть выдающейся роли в современной ему жизни; другие, напротив того, приписывают ему большия способности и сильное влияние на ход исторических событий. См. K. Szajnocha, "Jadwiga i Jagiello; J. Соrо, «Greschichte Polens» (2– часть, Гота, 1863); М. Смирнов, «Ягелло-ЯковВладислав и первое соединение Литвы с Польшей» (Одесса, 1868, «Записки Новороссийского Университета»); St. Smolka, «Kiejstut i Jagiello» (Краков, 1888); F. Koneczny, «Jagiello i Witold» («Przewodnik naukowy», 1892); A. Lewicki, «Powstanie Swidrygielly» («Rozpr. Ak. Ит.», XXIX) и вообще сочинения по истории Польши и Литвы в конце XIV и начале XV в. В. Новодворский. Ягуар    Ягуар (Felis оnса) – самая крупная из диких кошек Нового Света. Длина тела взрослого Я. до корня хвоста – 145 см., длина хвоста – 68; есть указания, что Я. может достигать размеров тигра. Высота в плечах около 80 см. Но сравнению с тигром и леопардом Я. имеет более массивное туловище и короткие конечности. Основной цвет меха с верхней стороны и снаружи красновато-желтый, а на нижней стороне тела, начиная от конца морды, и на внутренней стороне конечностей – белый. По этому фону рассеяны сплошные пятна или кольца черного цвета, разнообразной величины и формы. На белой части меха пятна реже, но крупнее и более неправильной формы. Особенно постоянны черное пятно у каждого угла рта и черное пятно с белой точкой посредине – на задней поверхности каждого уха. Вдоль середины спины совокупность пятен образует неправильную полосу, которая раздваивается у хвоста; нижняя треть хвоста почти черная; пятна образуют на ней три неполных кольца. На боках туловища пятна группируются в более или менее правильные продольные полосы. Самка окрашена несколько бледнее самца. Вообще цвет и рисунок меха чрезвычайно разнообразны; при очень темной окраске пятна почти не выдаются; встречаются и черные Я. Водится Я. в Северной и Южной Америке от Техаса до Патагонии; наиболее часто встречается в умеренных областях Южной Америки. Держится на лесистых берегах рек, на опушках лесов близ болот и в болотистых зарослях тростника; редко заходит в глубь лесов или в совершенно открытые места. Отлично плавает и ловко влезает на деревья. Питается разнообразными позвоночными, как крупными, так и мелкими; ловит в камышах болотных птиц, ловко вытаскивает лапой рыб из воды, нападает на кайманов, а, по словам А. Гумбольдта, и на больших морских черепах. На охоту выходит в утренние и вечерние сумерки и лунные ночи. Всегда довольствуется одной крупной жертвой, в отличие от других крупных кошек. К недоеденной добыче не возвращается никогда и, повидимому, не трогает падали. Опасен для человека, но не везде одинаково; в безлюдных местностях случаи нападения Я. на человека исключительно редки; напротив, Я., живя в соседстве человека, становится смелее. Утверждают, что Я., встречая негров и белых, предпочтительно нападает на первых. Легко переносит неволю и плодится в зверинцах. Скрещивается с леопардом и пантерой и производит ублюдков, способных к дальнейшему продолжению рода.   Д. П – о. Язвы    Язвы (ulcus, helcoma). – Под этим названием понимают гноящийся дефект поверхности с большим или меньшим стремлением к дальнейшему разрушению ткани. Я. могут лежать на открытой поверхности кожи или на слизистых оболочках (рта, желудка, кишек, мочевых или дыхательных путей и т. д.). Форма Я. бывает самая разнообразная: круглая, эллиптическая, зубчатая, прямолинейная и т. п.; край может быть плоский, возвышенный, мягкий или твердый (мозолистый), отвесный или срезанный, подрытый, с бухтами и т. д. Дно Я. либо представляет чистую поверхность с мясистыми сосочками (грануляции), либо покрыто желтоватыми или грязносерыми сальными массами, иногда пленками (крупозными или дифтеритическими). Грануляции могут быть дряблые, малокровные (атонические) или чрезмерно разросшияся над поверхностью Я., легко кровоточивые (дикое мясо, сого luxurians). Отделяемое (секрет) Я. может быть чисто гнойное или сукровичное, кровянистое, зловонное, с обрывками ткани, обильное или скудное; в последнем случае оно легко засыхает в виде струпа. Распространение Я. может быть медленное (торпидные, атонические Я.), или же разрушение ткани происходит быстро и на большом протяжении (разъедающие, фагеденические Я.); иногда язва заживает на одном месте, между тем как на другом месте она производит новые разрушения (ползучие, серпигинозные Я.), или язва сопровождается омертвением обширных частей ткани (гангренозные Я.). Классификация язв очень обширная, и разнообразная. Проще всего делить Я. на две большие группы: идиопатические (местные, первичные) Я., возникшие вследствие внешних причин, и симптоматические (вторичные) Я., вызванные общим заболеванием (золотушная, сифилитическая, подагрическая, раковая и др. Я.). Причины образования язв, весьма многочисленны. Иногда возникновению Я. предшествует поранение; раздражение раневой поверхности физическими или химическими факторами (трение плохо наложенной повязки, острые мази, орошение мочой, кровью, слюной и т. п.) ведет к распаду ткани и к изъязвлению. Из тканей клетчатка более расположена к изъязвлениям, нежели сухожилия и хрящевая ткань, мышцы и железы более, нежели паренхимаматозные органы. В бедных сосудами тканях, напр. в сетчатом хряще носа и ушей, в рубцовой ткани, в сильно напряженной и мало подвижной коже, напр. на переднем крае голени, на пятке Я. легче возникают и медленнее заживают, нежели в хорошо васкуляризованных тканях. Далее, в образовании Я. играют роль расстройства кровообращения (приливы, застои) вследствие общего упадка деятельности сердца или вследствие местных изменений сосудов (склероз артерий, варикозные расширения вен), расстройства питания (малокровие, голодание, цинга, сифилис, бугорчатка, золотуха), расстройства иннервации (невропаралитическая Я., mal perforant du pied). Значение Я. для организма определяется их местоположением, характером, размерами и течением. Опасны для жизни прободающие Я. внутренних органов (круглая Я. желудка, двенадцатиперстной кишки), хотя бы и незначительный по протяжению, ибо прободение их ведет к острому воспалению брюшины. Разъедающие, ползучие, гангренозные Я. могут в короткое время уничтожить целые части тела или даже в случае заживления повредить их отправлению, так как вследствие обширного рубцевания образуются сильные сведения. Старые, запущенные Я. голени, распространяющиеся в виде полукруга или кольцеобразно на большое протяжение, превращают в конце концов кожу с мышцами и надкостницей в толстую кору, большая и малая берцовые кости спаиваются, стопа становится неподвижной вследствие утолщения и окостенения суставных сумок, и вся конечность бесформенно утолщается, как при слоновой болезни. Далее, Я. могут служить входными воротами для разных микробов (рожа, гное– и гнилокровие). Обширные Я., протекают с обильным нагноением, могут повлечь за собой изнурительную лихорадку, перерождение (амилоидное) брюшных органов и маразм. В старину врачи смотрели на многие открытия язвы как на заместительные болезни, как на род самоизлечения природы, которая таким образом выводит наружу вредные соки; поэтому заживление их считалось вредным, ибо могло вызвать воспаление внутренних органов (так назыв. метастазы). В тех же видах умышленно производили в некоторых случаях искусственный Я. (Фонтанели), чтобы этим достигнуть излечения внутренних болезней. В настоящее время придерживаются того правила, что надо стремиться к возможно быстрому заживлению всякой язвы. Лечение язв, помимо устранения причинных моментов, по преимуществу антисептическое (перевязка йодоформом и т. п.). В застарелых случаях может понадобиться оперативное иссечение язвы с последующим наложением шва или с последующей пересадкой кожи (по Thierschy), или с пластическим закрытием образованного дефекта. Как последнее средство применяют иногда ампутацию пораженной язвенным процессом конечности. В. О – ий Язон (Iaswn, Jason) – в греческой мифологии местный фессалийский герой, стоявший во главе экспедиции аргонавтов, сын Эзона (Айзона), происходил из рода Эолидов; родиной его был фессалийский город Иолк населенный минийцами. По смерти основателя и царя г.Иолка, Креея, власть перешла к сыну его Пелию, который силой отнял престол у брата своего Эзона. Боясь за жизнь своего сына Я., Эзон отправил его тайно на гору Пелий к кентавру Хирону (Хейрону), мифическому воспитателю Ахилла, Асклепия и Геракла; здесь Я. получил воспитание и научился между прочим врачебному искусству, откуда, быть может, происходит и самое имя Я. (целитель; ср. Язо). Согласно приводимому Аполлодором сказанию, Я. пришел однажды по приглашению Пелия в Иолк, на Посейдонов праздник, но при переправе через реку Анавр потерял один сандалий и в таком виде предстал перед царем. Между тем последний, незадолго до того, получил от оракула предостережение – бояться человека, обутого на одну ногу. Увидев Я. и вспомнив об оракуле, Пелий сообщил ему о предсказании и спросил Я., что сделал бы он, если бы получил подобное предостережение. Я. ответил, что он отправил бы опасного ему человека в Колхиду за золотым руном – и тем принял на себя казавшийся неисполнимым подвиг. По другой версии (Пиндар, Пие., IV), Я., прибыв в Иолк обутым в один сандалий и узнав о данном Пелию предсказании потребовал, основываясь на словах оракула, чтобы Пелий отдал ему царство. Последний согласился, но с тем условием, чтобы Я. предварительно привез в Иолк золотое руно барана, на котором спаслись дети Афаманта, Фрикс и Гелла, и чтобы он вернул на родину душу Фрикса и тем снял проклятие, тяготевшее над родом Эолидов. Я. послал вестников по всем городам, приглашая героев принять участие в предприятии, и когда состав экспедиции определился (по Пиндару в походе на Колхиду участвовали Геракл, Диоскуры, Эвфем, Периклимен, Орфей, Эхион, Эврит, Зет и Калаид; со временем этот список значительно увеличился). Я. построил с помощью Афины корабль Арго (=быстрый) и, благополучно достигнув страны Эи (Айи), после многих приключений и опасностей, при содействии волшебницы Медеи, дочери царя Эи – Эета (Айета) овладел желанным руном. По древнейшей версии сказания, Я., по совершении геройского подвига вернулся с Медеею в Иолк, где и воцарился, после того как Пелий был убит собственными дочерьми, которым Медея вероломно посоветовала сделать это, обещав вернуть ему, вместе с жизнью юность. По позднейшим версиям мифа, Медея, после умерщвления Пелия, бежала вместе с Я. в Коринф, где Я. изменил Медее, посватавшись к дочери царя Креонта, Главке, которой Медея отомстила, послав ей в дар отравленную ядом одежду. По одному из позднейших сказаний. Я. с сыном Медеи Медом, родившимся у нее от афинского царя Эгея, возвратился в Колхиду, где, однако, продолжал царствовать Эет (Айет). По Диодору, Я. кончил жизнь самоубийством; по другому сказанию он был убит обрушившимся на него обломком корабля Арго. Дети Я. были: от Медеи – Мермер и Фер (по Диодору – Фессал, Тисандр и Алкимен), от Гипсипилы – Эвней и Неброфон. Сказание об аргонавтах было разработано в особых песнях еще до возникновения гомеровского эпоса, насколько можно судить об этом по упоминанию о предприятии Я. и родословной героя в 0диссее и Илиаде. Позднее об Я. и его подвиге повествовали Гезиод (Феогония, 992 и след.), киклики, Пиндар (IV пиф. ода); трагики пользовались для своих драм романтическими эпизодами сказания об Я.; наконец, александрийскому периоду принадлежит большая дошедшая до нас поэма Аполлония Родосского «Argonautica», в четырех песнях, послужившая источником и образцом для подражательных поэм на ту же тему на латинском языке – Валерия Флакка и позднее – Псевдо-Орфея. Н. О. Языков Николай Михайлович    Языков (Николай Михайлович) – известный поэт. Род. 4 марта 1803 г. в Симбирске, в помещичьей семье, на 12-м году был отдан в институт горных инженеров в Петербурге, а по окончании в нем курса поступил в инженерный корпус; но, не чувствуя призвания к занятиям математикой и увлекаясь поэзией, решил, по совету профессора словесности в дерптском унив., известного литератора А. Ф. Воейкова, перейти в этот университет (1820). В Дерпте поэтический талант Я., действительно, развился и окреп, главн. обр. благодаря условиям свободной и веселой жизни тогдашнего студенчества, певцом которой по преимуществу сделался молодой поэт. Его стихотворения вскоре были замечены. Жуковский его обласкал, Пушкин искал знакомства с ним и приглашал его, через его университетского товарища А. Н. Вульфа, к себе в Михайловское; Дельвиг искал его стихов для своих «Северных Цветов» и т. д. В Дерпте Я. провел около 8 лет, уезжая оттуда лишь на короткое время в Петербург, Москву и Псковскую губ. (знаменитое «Тригорское», в соседстве с Пушкиным). Увлечение беззаботным разгулом буршей было главной причиной того, что Я. не успел за все это время окончить университетского курса. В 1829 г. он переселился в Москву, а в начале 1830-х гг. переехал в свою симбирскую деревню, где и прожил несколько лет, «наслаждаясь», как он сам говорил, – «поэтическою ленью». К концу 1837 г. болезнь спинного мозга заставила его уехать за границу – сначала в Мариенбад, потом в Ганау, Крейцнах и Гаштейн. В Ганау Я. сблизился с Гоголем, который в 1842 г. повез Я. с собой в Венецию и Рим. В 1843 г. Я. вернулся в Москву в состоянии уже совершенно безнадежном. Никуда не выходя из своей квартиры, он медленно угасал; единственным развлечением были для него устроенные им у себя еженедельные собрания знакомых литераторов. По своим родственным связям и давнишним симпатиям Я. был особенно близок с кружком славянофилов, увлекся воззрениями своих друзей и в 1844 г. обрушился на западников известным бранным посланием «К не-нашим», в котором все члены западнического кружка объявлены были врагами отечества. Я. умер 26 декабря 1846 г. Я. занимает довольно видное место среди поэтов так назыв. пушкинской плеяды. Если его поэзия не блестит глубиною мысли или разнообразием содержания, то в ней, все-таки, сказался несомненно яркий и своеобразный талант. Правильному развитию поэтического дарования Я. мешала его порывистая, увлекающаяся натура, легко поддававшаяся впечатлениям минуты и неспособная к выдержанному труду; при более благоприятных условиях, из Я. мог бы, вероятно, выработаться настоящий художник, но он навсегда остался только дилетантом в искусстве, впрочем, таким, у которого бывали подчас просветы истинно высокого художественного творчества. Главные мотивы поэзии Я. – именно те самые, которые он ценил выше других, провозглашая себя «поэтом радости и хмеля», – нашли себе выражение в форме далеко не всегда художественной; его вакхический лиризм часто является слишком грубым; большая часть стихотворений отличается невыдержанностью тона, иногда – неудачным подбором выражений, иногда – искусственностью образов и сравнений. В стихотворениях Я. можно указать, однако, целый ряд превосходных поэтических описаний природы («Камби», «Тригорское» и пр.); затем встречаются лирические произведения, полные высокого одушевления и отличающиеся большой художественной отделкой («Поэту», «Землетрясение», «Пловцы», некоторые переложения псалмов и др.), которые и заставляют отвести Я. почетное место в ряду наших лириков первой половины XIX в. К сожалению, подобных произведений в общем литературном наследстве. Я. очень немного. Собрания стихотворений Я. изданы им самим в 1833, 1844 и 1845 г.; позднейшие изд., под ред. Перевлесского, СПб. 1858, неудовлетворительны. Ср. биография В. И. Шеврока в «Вестн. Европы» 1897, № 11 я 12, и соч. Белинского. П. М. Язь    Язь, язик, подьязик (Idus melanotus) – рыба из семейства карповых (Cyprinidae). Признаки рода Я. (ldus): глоточных зубов по 8 с каждой стороны, расположенных в два ряда, из которых внутренний состоит из 5 зубов; венчик этих зубов сжат с боков и крючкообразно согнут на вершине; голова и тело толстые; рот на конце головы; спинной и подхвостовой плавники, короткие и имеют приблизительно одинаковую длину при основании. Обыкновенный Я. (I. mеlanotus) отличается от других обыкновенных карповых рыб толстой головой, маленьким, косым ртом, относительно мелкой чешуей) и указанным числом глоточных зубов. Длина обыкновенно до 8 – 12 вершк. (36 – 53 стм.), вес до 5 – 7 фн., но попадаются экземпляры до 15 и 20 фн. Цвет сверху серовато-черный с синим отливом, бока беловатые, брюхо серебристое, спинной и хвостовой плавники темно-серые, остальные красные, радужная оболочка зеленовато-желтая с темным пятном вверху. Цвет значительно варьирует по возрасту и времени года. Во время нереста почти все тело получает металлический блеск, нижние плавники становятся ярко-красными, спинной и хвостовой получают иногда яркий оттенок; у самцов почти вся голова и отдельные чешуйки покрываются зерновидными желтоватыми бородавочками. Водится во всей средней и северной Европе до восточной Франции на западе; в Европейской России достигает Печоры на севере и Кавказского хребта на юге. Водится также во всей Сибири до бассейна Амура включительно. Живет преимущественно в проточных водах, но также и в озерах. В средней Poccии Я. нерестится в апреле, обыкновенно около половины апреля; подъем вверх по реке начинается тотчас по вскрытии. Питается насекомыми и их личинками, червями, мелкой рыбой. Н. Кн.   Язь достигает до 2 фт. длины (хотя это уже большая редкость, обычный рост вершков 6 – 8) и до 10 фн. весом. Охотно берет на удочку с приманкой рыбки, хлебные корки, кузнечика. Клев бойкий, и пойманная рыба доставляет немало хлопот любителю. Обыкновенная промысловая рыба. Яйцо    Яйцо (ovum) или женская половая клетка в ее окончательно сформированном виде – Яйцо при созревании у большинства Меtazoa окружается слоем клеток, образующих кругом него оболочку или фолликуллу и называемых фолликулярными. Но такого слоя может и не быть. Так как яйцо нуждается в значительном запасе питательного вещества, или желтка, то созревание яйца по большей части сопровождается его усиленным питанием. Самая простая форма такого питания – поедание соседних же яйцевых клеток, но более слабых и отставших в развитии – наблюдается напр. у гидроидных полипов, а также у червей. Например, у Dinophilus (Шимкевич, 1894), Я. часто имеет неправильную форму, иногда с явственными отростками, которыми оно захватывает соседние мелкие яйца и переваривает их, причем их ядра (обладающие вообще способностью противостоять действию переваривающих соков) иногда долгое время сохраняются в плазме яйца непереваренными. У кольчатого червя – Ophryotrocha puerilis (Korschelt, 1893) каждое яйцо соединяется с другой лицевой клеткой, которая постепенно уменьшается по мере увеличения яйца, плавающего в жидкости полости тела, и идет на его питание. В других случаях часть яиц развивает в себе запасы питательного материала, но само не идет на развитие нового поколения, а заранее предназначена для питания яйца (насекомые, ракообразные) и превращается в желткообразовательные клетки. Наконец, в третьем случае, целая часть яичника образует клетки, морфологически равнозначащие яйцам, но служащие исключительно для питания зародыша. В этих случаях в общей оболочке, содержащей несколько яиц и образующей так назыв. кокон, находится кроме яиц еще значительное число питательных клеток, называемых желточными, равно как и обособленные части яичников, их вырабатывающие, называются желточниками (vitellaria). Клетки эти поедаются или клетками делящегося яйца, или уже довольно развитым зародышем, захватывающим их через рот. Наконец, в случае развития яйца рядом с другими, напр. в особых пакетах, или иначе коконах, облеченных оболочкой и содержащих по несколько яиц, зародыш может поедать других отставших в росте зародышей. Таким образом между питанием яйца и питанием зародыша нет резкой границы и это явление одного порядка, относящееся лишь к разным периодам жизни организма. Я., являясь носителем будущего поколения, в отличие от живчика, не только бывает обыкновенно нагружено желтком, но и одето защитительными оболочками, называемыми яйцевыми, хотя существуют и голые, способные даже к амебоидному движению яйца, каковы яйца многих кишечнополостных. Чаще всего встречается тонкая нежная и бесструктурная оболочка, выделяемая самим яйцом и называемая желточной (membrana vitellina). Для многих случаев доказано, что она выделяется после проникновения живчика в яйцо и это обстоятельство, если не устраняет, то все же уменьшает возможность дальнейшего проникновения многих живчиков в яйцо. Выделение ее вызывается этим проникновением, дающим как бы толчок к началу процесса. Впрочем, этот же толчок может быть дан яйцу и иным путем. Гертвиг (1887) и Гербст (1893) показали, что, действуя на яйцо морского ежа раздражающим образом, напр. прибавляя в морской воде хлороформ, гвоздичное масло и др., мы можем вызвать выделение желточной оболочки, а Гербст тем же путем вызвал образование такой же оболочки второй раз, после удаления первой иглами с поверхности яйца и даже в третий раз после удаления второй. Таким образом желточная оболочка выделяется при непосредственном раздражении яйца, вызываемом вхождением живчика или каким-либо путем. Обрывки яиц, будучи оплодотворены, тоже выделяют (по Гертвигу) желточную оболочку. Поверх желточной оболочки лежит часто более толстая, иногда весьма плотная и иногда близкая по составу к хитину оболочка, выделяемая фолликулярными клетками яичника и называемая хорион (chorion). Особенно сильно развита она на так называемых зимних яйцах, т. е. на яйцах, предназначенных к зимовке и отличающихся от откладываемых летом. Если она настолько плотна, что живчики не могут проникнуть через нее, то бывает или пронизана канальцами по всей поверхности, или же имеет особое отверстие – micropyle. Канальцы и отверстие служат для вхождения живчика. Многие яйца одеты еще рядом оболочек, выделяемых чаще всего или особыми железами, или стенками тех частей половых органов, по которым они выводятся (белок, скорлупа), и эти оболочки в отличие от описанных или первичных, называются вторичными. Что касается до составных частей яйца, как клетки, то оно всегда имеет по большей части пузыревидное ядро (или зародышевый пузырь – vesicula germinativa) и часто имеет ядрышко или зародышевое пятно (macula germinativa), а также иногда еще и так назыв. придаточные ядра. Боллес -Ли (Bolles-Lee, 1895) приходит к заключению, что в одних случаях под этим именем описывались центрозомы с их сферами, которые иногда действительно, по-видимому, могут дегенерировать; в других случаях под этим именем описывались части хроматина, вытолкнутые ядром в клетку; в третьих – специально протоплазматические образования и т. п. Что касается до центрозомы, то в иных яйцах она сохраняется, а в других она, по-видимому, подвергается дегенерации. Так, наблюдаемое в яйцах пауков, а равно и некоторых других животных и даже у человека (van-der– Stricht, 1898) тельце, около которого начинается образование элементов желтка и которое носит нерациональное название желточного ядра, по мнению Бальбиани (1893) и др. представляет собой центрозому яйца, подвергшуюся дегенерации. Впрочем на этот счет мнения не вполне согласны (ср. van Bambeke, 1898). Таким образом яйцо является лишь осложненной клеткой. Впрочем, относительно клеточной природы яйца не возникало особых сомнений. Некоторые исследователи доказывали, правда, что иногда яйцо может возникнуть слиянием нескольких клеток, но, по-видимому, во всех этих случаях они имели дело с поглощением яйцевых клеток одной, представляющей будущее яйцо, т. е. актом питания яйца, а не слиянием. Рассмотрим некоторые формы яйца позвоночных. На поверхности лицевой клетки позвоночных имеется прозрачная оболочка, пронизанная многочисленными радиальными канальцами, или порами, и потому получившая название zona radiata, s. pellucida. Выделяется ли она самим яйцом, или окружающими его в яичнике фолликулярными клетками – не выяснено вполне, и, следовательно, нельзя решить, имеем ли мы дело с желточной оболочкой, или с хорионом. Для высших позвоночных, а именно, для птиц и млекопитающих, принимают, что zona radiata выделяется фолликулярными клетками, а для прочих позвоночных принимают, что внутренние слои оболочки выделяются яйцом, а наружные – фолликулярными клетками. В первом случае оболочка эта является хорионом, а во втором xopиoном и желточной в одно и то же время. У некоторых позвоночных, а именно, у круглоротых, ганоидных и костистых рыб, у которых zona radiata яйца отличается плотностью, и проникновение живчика через ее поры невозможно, имеется micropyle, образующееся там, где одна из прилежащих к яйцу фолликулярных клеток связана с яйцом перемычкой. Большее разнообразие представляют вторичные яйцевые оболочки позвоночных. Яйца миксиновых одеты гомогенной скорлупой с несколькими крючками на каждом полюсе, которыми яйца сцепляются друг с другом и носятся матерью в особом студенистом чехле, выделяемом ее кожными железами. Эта скорлупа образуется кругом яйца, когда оно поступает в особое углубление брызжейки, из коего уже попадает в полость тела, а оттуда через генитальную пору наружу. Яйца селахий окружаются слоем белка, выделяемого стенками яйцеводов и особой роговой консистенции скорлупой, выделяемой железами, залегающими в стенке яйцевода. Яйцо имеет форму четыреугольной пластинки, при чем углы ее вытянуты в четыре длинные нити, служащие для прикрепления яйца. У живородящих форм скорлупа тонкая и даже к концу развития вовсе исчезает. У двудышащих и ганоидов яйца окружены студенистым слоем, выделяемым в большинстве случаев стенками яйцеводов, хотя для осетровых (стерлядь) доказывают происхождение этого слоя через перерождение одевающих яйцо фолликулярных клеток. У амфибий тоже яйца одеваются студенистым слоем, выделяемым железами яйцеводов. У безногих амфибий богатые желтком яйца облечены слоем белка того же происхождения, причем белок этот на полюсах яйца образует по завитку и при помощи этих завитков или халаз (Chalazae) яйца сцепляются одно с другим в комок, который иногда оберегается матерью. Яйца змей и ящериц лишены белка, но у черепах, крокодилов, хоботоголовых (Hatteria) и птиц часть яйцевода, ближайшая к воронке, выделяет белок, причем ближайший к желтку слой, отличающийся большой плотностью, также образует халазы. Следующая часть яйцевода выделяет у рептилий и птиц богатую порами скорлупу то пергаментную, то пропитанную известью. Под скорлупой у птиц имеются две впоследствии расходящиеся на тупом конце яйца белковые оболочки, вследствие чего на этом конце между ними образуется воздушная камера. Schuller (1899) описал в курином яйце между белком и белковой оболочкой рассеянные клетки эпителиального характера. Он предполагает, что эти клетки по происхождению своему принадлежат яйцевой фолликуле, но отошли от поверхности желтка и раздвинулись вследствие проникновения под этот слой клеток белка, выделенного стенками яйцевода. Подобные же указания на сохранение около яйца фолликулярных клеток имеются и относительно рептилий. Белок куриного яйца состоит из трех слоев: наружного более жидкого, средней плотности мягкого желе и внутреннего опять более жидкого. Халазы же образованы самым плотным прилежащим к желтку слоем и их концы плавают свободно в белке. Таким образом халазы подвешивают желток в белке , но позволяют ему вращаться. В силу положения центра тяжести в вегетативной части желтка, он при всяком положении яйца обращен анимальным, несущим зародыша полюсом вверх. Самое происхождение халаз возможно объяснить тем, что у предков Amniota белок облекал яйца в виде шнуров, как это имеет место у амфибий; потом белок каждого яйца вследствие появления перетяжек между яйцами соединялся с белками соседних яиц и халазами, как у безногих амфибий. С появлением скорлупы каждое яйцо стало уже откладываться отдельно, но халазы уцелели. Иногда у курицы скорлупа двух соседних яиц бывает соединена стебельком.   В. Шимкевич Як    Як (Poephagus grunniens) или тибетский бык – представитель особого подрода длинношерстых быков; по-видимому, находится в наиболее близком родстве с быками в тесном смысле и бизонами; от последних отличается расположением длинных волос, которые, свешиваясь с плеч, с боков туловища, с бедер и с хвоста, образуют оторочку вдоль всего тела. Ясно выраженного подгрудка не имеется. Передняя часть черепа более плоская, чем у быков, межчелюстные кости не так сильно разъединены от носовых, края глазниц менее выдаются над поверхностью черепа. Длина тела старого самца до 4,25 метр., из них 0,75 метра приходится на хвост; высота в плечах 1,9 метр.; вес 650 – 720 килогр., длина рогов 0,8 – 0,8 метр. Длина самки до 2,8 м, высота 1,6 метр., вес 325 – 360 килогр. Шерсть черного цвета, с бурым отливом на спине и боках. Я. водится на Тибетском плоскогорье и в сопредельных горных областях на высоте 4000 – 6000 метр. Живут Я. семьями из нескольких голов или небольшими стадами из 10 – 12 голов, старые самцы поодиночке. В 6 – 8 летнем возрасте достигают половой зрелости; продолжительность жизни около 25 лет. На своей родине Я. встречается и в качестве домашнего, преимущественно вьючного, а также и верхового животного. Прирученные Я. отличаются обыкновенно от диких окраской шерсти; совершенно черные очень редки, большей частью имеются белые пятна; встречаются бурые, рыжие и пегие Я. Легко сживаются с домашним рогатым скотом. Д. П – о. Якоби    Якоби (Мориц-Герман Jacobi, Борис Семенович, 1801 – 1874) – физик; по окончании курса в Геттингене Я. переехал в Кенигсберг, где занимался архитекторской практикой. В 1835 г. был приглашен в дерптский унив. на кафедру гражданской архитектуры. В 1837 г. был откомандирован в спб. комиссию для исследования применений электромагнитов к движению машин. Совместно с академиком Ленцем Я. исследовал электромагнитные притяжения и законы намагничивания железа. Для этой цели он построил особый реостат, названный им вольт-агометром. В 1839 г. Я. построил лодку с электромагнитным двигателем, который от 69 элементов Грове развивал 1 лошадиную силу и двигал лодку с 14 пассажирами по Неве против течения. Это было первое применение электромагнетизма к передвижению в больших размерах. В 1838 г. Я. сделал свое самое замечательное открытие, а именно гальванопластику. В 1840 г. Я. был утвержден в звании адъюнкта императорской академии наук, в 1842 г. экстраординарным, а в 1847 г. ординарным академиком. Оценка работ Я. была дана академиком Вильдом в речи, произнесенной 29 дек. 1874 г. в годичном заседании академии наук (см. «Bulletin de lAcademie» дек. 29, 1876). Я. продолжительное время нес еще обязанности члена мануфактурного совета при министерстве финансов. В 1867 г., во время всемирной выставки в Париже, Я. был делегатом от России в международной комиссии для выработки общих единиц мер, весов и монет; здесь Я. явился горячим поборником метрической системы. В 1842 – 45 гг. Я. построил телеграф с подземными проводами между СПб. и Царским Селом. Я. построил также по этой линии несколько телеграфных аппаратов новой и весьма остроумной конструкции, которые хранятся в физическом кабинете академии наук. Печатные труды Я.: «Benutzung der Naturkrafte zu menschlichen Arbeiten» (в издан. лекциях Бэра, Кенигсберг, 1834); «Ueber die Construction schief liegender Ruderwerke» («Crelles Journal der Math.», 1827); «Ueber den Einfluss der Chausseen, Eisenbabnen und Wasserverbindungen anf den Nationalreichtum» (ib.); «Memoire sur une machine magnetiqne». «Comptes Rendus», 1874); «Memoire sur lapplication de 1Electromagnetisme au Mouvement des machines» (Потсдам, 1835); «Eine Methode die Constanten der Voltschen Ketton zu bestimmen» ("Ball. de VAcad. ", 1842); «Beschreibung eines verbesserten Voltagometers» (ib.); «Ueber die Entwickelung der Galvanoplastik» (ib., 1843); «Ueber die galvanische Vergoldnng» (ib.); «Einige Notizen iiber galvanische Leitnngen» (ib.); «Ueber die Gesetze dor Electromagnete» (mit Lenz), (ib., 1844); «Notice preliminaire sur telegraph electromagnetiqne entre St.-Petersburg und Tsarskoie-Selo» (ib.); «Ueber galvanische Messing-Rednction» (ib.); «Galvanische und electromagnetische Versnche» (ib., 1845 – 47, 1848 – 50); «Vorlaufige Notiz uber galvanoplastische Reduction mittelst einer magnetoelectrischen Maschine» (ib., 1847); «Ueber eine Vereinfachung der Uhrwerke, welche zur Hervorbrin gung einer gleichtormigen Bewegung bestimmt ist» (ib. 1848); «Sur les telegraphes electriques» (ib., 1849); «Sur la theorie des machines electromagnetiques» (ib., 1851); «Die galvanische Pendelubr» (ib.); «Sur la necessite dexprimer la force des contraints electriques et la resistance des circuits en unites unanimoment et generalement adoptees» (ib., 1958; «Sur quelques experiences concernant la mesure des resistances» (ib., 1859); «Note sur la production de depots de fer galvaniqne» (ib., 1869); «Confection detalons prototypes, destines a generaliser le systeme metriques» («Comptes Rendus», 1869); «Notice sur labsorption de lhydrogene par le fer galvanique» ("Bnl. de lAcad. ", 1870); «Application des batteries secondaires ou de polarisation aux moteurs electromagnetiques» (ib., 1871); «Sur la fabrication des etalons de longeur par la galvanoplastie» (ib., 1872); «Une reduction des fer par laction dun puissant solenoide electromagnetiqne» (ib., 1873); «Courants dinduction dans les bobines dun electroaimant, entre les pо1es duquel un disqne metalliqne est mis en mouvement» («Comptes Rendus», 1872). Ср. «Биографический словарь профессоров и преподавателей Имп. юрьевского университета» (Юрьев. 1903, т. 1); «Отчет Имп. Русск. Географ. Общества» (1874); "Записки Имп. Акад. Наук– (1876, т. 28, стр. 61 – 82). Яковлев Алексей Семенович    Яковлев (Алексей Семенович) – трагический актер, сын костромского купца. Род. в 1773 г.; рано осиротел и, получив самое ничтожное образование; на 1З году посажен в лавку сидельцем. Постоянно перечитывая и заучивая наизусть стихотворения Ломоносова, Державина и других поэтов и с жаром декламируя их вслух, он вскоре и сам начал сочинять стихи духовного и лирического содержания. Страстно увлекался и театром; сочинил драматический этюд «Отчаянный любовник». И. А. Дмитpовский уговорил Я. поступить на сцену и сам подготовил его к дебютам. Я. выступил 1 Июня 1794 г. в роли Оскольда в трагедии Сумарокова «Семира» и очень скоро сделался любимцем публики, которая особенно восхищалась его богатырской фигурой и звучным голосом. Мало образованному молодому человеку немудрено было потерять голову от триумфов, так легко ему доставшихся, и увериться в собственной гениальности; к этому вскоре присоединился загул в компании поклонников его таланта. Эта несчастная страсть не только отразилась на творчестве Я., но исказила его характер, сделав его неудержимо заносчивым и грубым. Биографы указывают, что одной из главных причин загула Я. была неудачная любовь. Несмотря на неблагоприятные условия, самородная сила таланта Я. была так велика, что прежде чем сломиться и погибнуть он дал высокие образцы сценического творчества, о которых современники долго вспоминали с восторгом. Его игра отличалась лиризмом и проблесками гениального вдохновения. В ролях, сродных его собственному внутреннему миру, он являлся представителем трагизма художественнореального. Это «новое слово» среди условностей современной ему сцены и составляет историческую заслугу Я. Способствовало успехам и славе Я. появление на сцене, почти одновременно с ним, блестящей трагической актрисы Ек. Сем. Семеновой. Присутствию в труппе этих двух выдающихся трагических сил русский театр был обязан значительным расширением своего репертуара, обогатившегося переводами всех выдающихся трагедий Расина, Корнеля, Вольтера и других корифеев XVII и XVIII вв. Еще более ценным для истории театра событием было появление Озерова, трагедии которого доставили Я. самые громкие успехи. Я., впрочем, умел быть простым и художественно-высоким и в «мещанской драме» (Коцебу и др.). Эпохой полного расцвета его таланта было время с 1804 по 1811 г., когда он являлся несравненным исполнителем Эдипа, Фингала; Дмитрия Донского, Агамемнона (в «Поликсене» Озерова), Орозмана, Магомета(в траг. Вольтера) и Иодая (в «Аталии» Расина). Я. умер в 1817 г. и похоронен на Волковом кладбище. На памятнике над его могилой вырезана надпись: «Завистников имел, соперников не знал». См. «Соч. Алексея Яковлева, придворного российского актера» (С
на заглавную О сайте10 самыхСловариОбратная связь к началу страницы
© 2008-2014

online
magazines pdf download
download magazine pdf
download ebooks pdf
XHTML | CSS
1.8.11